Храм праздничной радости среди сугробов снежной пустыни

E-mail Печать

Человечеством накоплен гигантский опыт выживания в экстремальных условиях. Каких-нибудь 20-30 лет назад походы зимой в Арктику носили постоянный характер. Были люди, которые не просто выживали зимой в лесу и тундре, а жили этой жизнью чуть ли не всю зиму. Есть такие и сейчас. Но для большинства людей, даже занимающихся туризмом ночевка у костра или в снежной хижине в зимнем лесу стала настоящей экзотикой.
Когда-то в курс подготовки спецназа входило обучение личного состава оборудованию снежных убежищ и биваков зимой. Сейчас, сколько я ни спрашивал у бывших солдат спецназа и действующих офицеров - никто из них такой подготовки не проходил. Все это забыто, впрочем, как и многое другое.


Работая с курсантами клуба "Командор" которым предстоит служить в спецназе я решил восполнить этот пробел. Поставив себе задачу не просто научить их строить иглу и оборудовать зимний бивак, но и обучить так, что бы придя служить, они научили бы товарищей по службе тому, что узнают сами. Я только возвращал свой долг армии, которая научила меня всему этому.
Постепенно, проводя занятия, я пришел к выводу, что психологическое состояние, приобретенное курсантами, когда они перестают бояться зимнего леса и холодных ночевок важнее приобретенных навыков. После ночей у костра и в снежных хижинах у ребят появляется уверенность, что зимний лес не страшен, что в нем не пропадешь, был бы запас пищи, сухая одежда и обувь (что делать, если всего этого нет, вопрос отдельный, которым надо заниматься на следующем этапе обучения).
Настовый снег для постройки настоящей эскимосской иглу в Подмосковье найти практически невозможно. Поэтому решили строить из липкого снега, катая и обтесывая комки. Мы не эскимосы, поэтому построить хижину за полчаса не удалось. Провозились более полутора часов.
Первый раз я увидел иглу на учениях Север-76. Тогда инструктор по выживанию у нас на глазах соорудил иглу, вернее модель иглу диаметром 1,5 метра в которую с трудом мог втиснуться человек. Реальную хижину тогда строить не стали, мерзли в палатках и снежных пещерах. Вернулся я к идее снежных хижин, прочитав книгу Бермана "Среди стихий".
Во время зимних сборов по горной подготовке в Архызе разговор зашел о войне в горах. Взойдя на несложную вершину (50 лет ВЛКСМ) мы осмотрели горы. Инструктор, показывая на один из горных перевалов, рассказывал, как его захватили немцы и как трудно было их оттуда выбить. Название перевала я, к сожалению, забыл, запомнилось, что когда его отбили, наши бойцы обнаружили на нем снежные хижины - иглу, в которых немцы жили неделями. Строительство снежных укрытий входило в программу подготовки горных егерей. Для оборудования долговременного лагеря иглу подходит идеально. Маскировать не надо - и так на сугроб похожа, с самолета не заметишь.
Тут же на вершине решили - как только спустимся, строим иглу. Кирпичи вырубали из снега саперными лопатками, поэтому получилось не совсем аккуратно, но это была самая настоящая иглу. От примуса стало так тепло, что можно было полностью раздеться, хотя снаружи мороз -200С. утром вода в котелке не замерзла, вещи не отсырели. Казалось бы, от тепла хижина должна было растаять. Но этого не происходит. Снежный свод впитывает влагу как промокательная бумага. Конечно, был страх, что иглу подтает и рухнет. Но для этого нужен излишек тепла в слое снега. Снег внутренней поверхности, соприкасаясь с теплым воздухом, не тает, потому что охлаждается снаружи, через толщу снежных стен. Если охлаждение идет медленнее, чем разогрев, снег внутри хижины подтаивает, но стена, намокая, легче пропускает холод снаружи, то есть быстрее отводит тепло изнутри и таяние замедляется или прекращается совсем. Но, все это дошло гораздо позже, когда я перечитал книгу Бермана, а тогда в Архызе мы просто радовались приобретенным знаниям и построенному своими руками дому.
Положительные качества иглу лучше всего раскрываются, когда мороз переваливает за минус 250С лучше с ветром. И чем мороз крепче, тем лучше оценишь эту эскимосскую народную избу. Иглу создана в Арктике и для Арктики. Хорошо показала себя в горах, но когда на улице около нуля, ночевать в иглу удовольствие ниже среднего. В слабый мороз костер разводить нельзя. Избушка просто растает. Со свода начинает капать даже просто от дыхания. Особенно когда свод не удалось выложить ровно полусферой. В воздухе дикая влажность, дышать тяжело, вещи и спальник отсыревают, сам плохо высыпаешься. Но зато в мороз, когда в иглу горит костер или примус, в ней тепло и сухо. Эскимосы не одну тысячу лет живут и не жалуются. Влага испаряется с наружной поверхности, от чего иглу леденеет и только становится крепче. Говорят, ее не могут разбить даже белые медведи. Если научиться делать это сооружение, созданное гением эскимосского народа, не пропадешь ни в горах, ни в тундре. К тому же не надо будет таскать с собой палатку, которая через несколько дней обледенев, превращается в проклятье. Впрочем, сейчас есть палатки, которые ничего не весят и практически не леденеют, но, во-первых: кто даст такие палатки военнослужащим, а во-вторых, овладев древним эскимосским искусством Вы ничего не потеряете, а приобретете великолепный навык по выживанию в Арктике и в зимних горах.
Для всякого жителя города (да и деревни) ночевка в снегу в любом случае - стресс. Вряд ли кому-либо из бойцов приходилось это делать, если он, конечно, не занимался экстремальным туризмом, альпинизмом или не был сибирским охотником. Чтобы этот стресс не перешел в шок и панику обязательно надо приучать бойцов к зимнему лесу заранее. Мои ребята на первом зимнем выходе оборудовали бивак, снежные укрытия, иглу, ночевали в них. На втором занятии то же самое проделывали ночью. К ночи будущих спецназовцев тоже надо приучать заранее. Ночь для разведчика должна стать другом и помощником. Конечно, сначала надо эти выходы делать недалеко и не надолго. Начинать сразу с выезда в Арктику не стоит.

 

Не буду касаться технологии установки иглу. Этот процесс достаточно хорошо описан во всех учебниках по выживанию, которых сейчас очень много, тем более сам я эту технологию не очень соблюдаю, хотя понимаю, что по правилам все получится лучше. В статье я постарался выразить свой восторг этим эскимосским жилищем. Восторг, который разделяют многие полярные исследователи. Датский путешественник и этнограф Кнуд Расмуссен пишет, что в одиночку эскимос за 3/4 часа сооружает просторную снежную хижину для всей своей семьи (3-4 человека). Он рассказывает о снежных поселках с крытыми переходами между постройками, о целых архитектурных ансамблях, возводившихся эскимосами с поразительной быстротой, о больших жилищах - домах. В главном жилище легко могли разместиться на ночь более 20 человек. Эта часть дома переходила в высокий портал вроде холла, где люди счищали с себя снег. Роберт Скотт писал, что Амундсен, хотя и испытал температуру - 620С во время экспедиции к северному магнитному полюсу, но следует помнить, что с ним были эскимосы, которые каждую ночь строили ему ледяной дом. "Храм праздничной радости среди сугробов снежной пустыни" - назвал иглу полярный исследователь Расмуссен.
Ни одна ситуация не должна быть экстремальной для бойца спецназа. Он должен быть хорошо защищен от любых случайностей. Случайность - это столкновение с явлениями и ситуациями, которых не ожидали, не предвидели, которые возникли непредсказуемо. Непредсказуемость же - результат незнания, неосведомленности и, конечно, слабой информированности. Чем шире диапазон навыков у бойца, попавшего в экстремальную ситуацию, тем больше у него шансов выжить и победить. Что бы воевать и побеждать в зимних горах и Арктике нужно заранее запастись навыками, которые позволили коренным народам жить в этих местах.