на главную страницу   Видео и книги снаряжение ссылки форум карта сайта e-mail Ручные и ружейные гранаты Презентация и продажа книг
основные идеи
аналитический раздел
актуальный материал
технологии обучения
история
личности
художественный раздел
Учебные заведения и ВПК

 

ВОЙСКОВАЯ РАЗВЕДКА


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

РАЗВЕДКА СПЕЦИАЛЬНЫХ РОДОВ ВОЙСК

 

Генерал-майор артиллерии М. В. РОСТОВЦЕВ

ОПЕРАТИВНОСТЬ В АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ РАЗВЕДКЕ

Опыт войны показывает, что победа часто достаётся не более сильному, а более осведомлённому. Для обеспечения себе преимущества над врагом необходимо как можно тщательнее организовывать разведку. Прошедшие операции показывают, что изучение противника и подготовка территории для развёртывания крупных артиллерийских масс требуют затраты определённого времени. Практически для этого необходимо минимум 5-6 дней. (Само собой разумеется, что иногда по обстановке артиллерии усиления для сосредоточения будут даны меньшие сроки и время для разведки будет значительно сокращено. Это обязывает органы артиллерийской разведки работать более ускоренными методами.)
Если разведывательные органы артиллерии вводятся в действие одновременно с развёртыванием всей массы артиллерии, то они не успевают накопить необходимые сведения о противнике, изучить местность и создать топографическую основу для развёртывания артиллерии. Однако при правильной организации и своевременной переброске разведывательных средств во время оперативных перегруппировок артиллерии усиления время, необходимое для разведывательных работ, всегда может быть найдено. Опыт прошедших операций показывает, что на сосредоточение артиллерии усиления уходит не менее 7-8 дней. В этих условиях, если органы артиллерийской разведки будут своевременно переброшены к месту сосредоточения, артиллерия усиления всегда получит для разведывательной деятельности необходимые ей 5-6 дней. Практически это может быть достигнуто тем, что при оперативной переброске артиллерии усиления резерва главного командования (РГК) по железным дорогам или своим ходом с одного участка фронта на другой (или из тыла) органы артиллерийской разведки (отдельные артиллерийские разведывательные дивизионы, подразделения артиллерийской авиации и рекогносцировочные группы артиллерийских частей) будут следовать в составе первых эшелонов.
В состав рекогносцировочных групп должны уходить органы командирской артиллерийской разведки, разведка огневых позиций и подразделения артиллерийской топографической службы. Состав каждой группы определяется конкретной обстановкой и характером их задач. На обязанности этих групп будет лежать детальное изучение противника на участке предполагаемого развёртывания артиллерии усиления, подготовка местности (выбор НП и ОП, разведка путей подъезда), создание в районе развёртывания артиллерийской топографической сети.
Рекогносцировочные группы от всех частей и подразделений РГК должны быть объединены общим командованием, снабжены необходимым путевым довольствием (сухими продуктами или аттестатами) и вместе с первыми эшелонами переброшены в район сосредоточения, чтобы немедленно приступить к разведывательной работе. Командир, объединяющий рекогносцировочные группы данного соединения (практически это должен быть один из работников разведывательного отдела данного соединения), должен явиться в штаб армии, на участке которой будет введена в бой перебрасываемая артиллерия усиления, и получить там подробные сведения о противнике и местности на участке предстоящих действий.
Необходимо, чтобы командир соединения артиллерии усиления РГК сообщил командиру, возглавляющему рекогносцировочные группы, намётку своего предварительного решения, на основании которого последний и ставит задачи разведывательным органам частей и подразделений. При постановке задач должны быть указаны (ориентировочно) полосы для разведки, рубежи для выбора НП и предполагаемые позиционные районы. После этого рекогносцировочные группы приступают к выбору НП и к изучению противника в указанных районах. Огневые разъезды намечают ОП, органы топографической службы приступают к созданию топографической сети. Линии связи пока не развёртываются, но НП должны быть заняты разведчиками и с них должно быть организовано тщательное наблюдение за противником.
Мы уже говорили, что разведывательные подразделения развёртывающейся артиллерии усиления должны получить исчерпывающие данные о противнике от артиллерийской разведки артиллерии, ранее действовавшей на данном участке. В первую очередь эти разведывательные данные должны быть получены по документам артиллерийских штабов (разведывательные карты и схемы, артиллерийские фотопанорамы с нанесёнными целями, описания и сведения о противнике). Помимо этого, сведения о противнике должны быть приняты непосредственно на местности с наблюдательных пунктов.
В практике может случиться так, что после уточнения задач для артиллерии усиления некоторым наблюдательным пунктам, возможно, придётся переместиться на другое место. Это не должно смущать артиллерийских командиров, так как время, потраченное на разведку противника и местности с временных НП, целиком окупится в предстоящей боевой деятельности. Такой метод организации артиллерийской разведки обеспечивает артиллерии усиления наиболее полные и своевременные разведывательные данные о противнике, своевременность выбора ОП, а отсюда и внезапность при сосредоточении крупных артиллерийских масс. Следует отметить, что отдельные приёмы подобной организации артиллерийской разведки оправдали себя в боях под Сталинградом и обеспечили быстрое развёртывание артиллерийских дивизий, подходивших непосредственно перед началом артиллерийского наступления. В частности, здесь топографы из батареи топографической разведки (БТР) отдельного разведывательного артиллерийского дивизиона (ОРАД) включались в состав комендантской службы и подготавливали топографическую сеть и привязку ОП для подходящей артиллерии усиления, а затем выводили подошедшие дивизионы и батареи на подготовленные для них ОП, чем и достигалась быстрота развёртывания.
Для артиллерийской разведки артиллерии усиления могут быть рекомендованы следующие ускоренные приёмы работы. Каждая артиллерийская часть выделяет подвижные НП (подвижные разведывательные группы), которые обходят НП артиллерии, ранее занимавшей данный рубеж, и собирают там все сведения о противнике, наносят цели на артиллерийские панорамы, разведывательные схемы и карты. Затем эти группы направляются в пехоту и там также собирают от командного состава пехоты и пехотных наблюдателей сведения о противнике и наносят их на панорамы, разведывательные карты, схемы. По выполнении этой работы разведывательные группы собираются в своих штабах, где суммируют полученные данные и наносят их на сводные разведывательные артиллерийские панорамы, разведывательные карты и схемы, после чего обработанные данные разведки немедленно передают в вышестоящие штабы.
К подобного рода работе следует привлекать и взводы оптической разведки отдельных разведывательных артиллерийских дивизионов. Взводы в этом случае также выделяют из состава своих постов подвижные группы, которые собирают сведения о противнике на НП артиллерийских частей и от пехоты, ранее занимавших рубеж, обобщают, а затем направляют эти сведения непосредственно в артиллерийский штаб, выславший взвод на разведку. Практически артиллерийский штаб обычно в первую очередь получает разведывательные данные от высылаемого им взвода оптической разведки.
Работа подвижных разведывательных групп будет значительно облегчена, если их предварительно снабдить артиллерийскими фотопанорамами местности, на которой ведёт разведку данная разведывательная группа. Для выполнения этой работы необходимо заблаговременно высылать фоторазведчиков от фотовзвода ОРАД в полосу разведки данного артиллерийского соединения, где они с ряда выгодных НП производят фотосъёмку приборами ФОР, ДФ или через стереотрубу. Фотопанорамные снимки размножаются и распределяются между подвижными артиллерийскими группами, которые затем наносят на них все разведанные цели. Помимо целей, на фотопанораму также выгодно наносить секторы обстрела огневых точек противника. Это даёт возможность получить наиболее полное представление об огневой системе противника, что в свою очередь способствует правильному принятию решения и планированию артиллерийского огня.
Наблюдения в боевой практике за планированием работы органов разведки в артиллерийских штабах заставляют напомнить ещё об одном весьма важном обстоятельстве. В данном случае речь идёт о необходимости планировать пристрелку артиллерийских огневых подразделений совместно со специальными органами артиллерийской разведки: взводами звуковой разведки, взводами оптической разведки, артиллерийскими самолётами-корректировщиками и аэростатами наблюдения.
Опыт успешных наступательных операций Красной Армии показывает, что на органы артиллерийской разведки возлагаются весьма ответственные задачи не только в период подготовки артиллерийского наступления, но и в динамике боя. Именно в этот период разведка должна работать наиболее интенсивно. При этом решающее значение приобретают быстрота действий, маневренность и своевременность. Естественно, в этих условиях успех разведки может быть достигнут только при наличии тщательно продуманного плана разведки не только на все этапы артиллерийского наступления, но и на период преследования и действий подвижных частей прорыва.
Прежде всего в динамике боя очень ответственным моментом является бросок в атаку пехоты. Здесь очень важно, чтобы между концом артиллерийской подготовки и броском пехоты в атаку не было разрыва. Искусство в управлении войсками будет заключаться именно в том, чтобы избежать этого разрыва. Артиллерийская разведка должна взять на себя предупреждение возможности такого разрыва. Для этого она должна выяснить подготовленность пехоты к атаке и, если последняя не готова, предупредить командующего: артиллерией, чтобы последний мог своевременно принять меры к сочетанию конца артиллерийской подготовки с началом атаки. О готовности пехоты к атаке артиллерийская разведка может узнать от своих передовых НП или путем высылки в передовые части пехоты своих разведчиков, которые должны выяснить, заняла ли пехота исходные рубежи, где находятся её огневые средства, также определить общую готовность пехоты к атаке. Все эти данные должны быть собраны и переданы по команде вышестоящим артиллерийским начальникам с таким расчётом, чтобы командующий артиллерией успел принять необходимые меры к ликвидации возможного разрыва между концом, артиллерийской подготовки и началом атаки пехоты.
Напомним некоторые формы и приёмы работы разведки, которые должны быть предусмотрены планом, составляемым для действий в динамике боя.
Планом разведки должны быть предусмотрены прежде всего полосы разведки для артиллерийских частей и подразделений, в которых они обязаны вести разведывательную деятельность. При выделении этих полос необходимо исходить из задач, которые будут выполнять данные артиллерийские части и подразделения в динамике боя. Командиры частей и соединений несут полную ответственность за разведку в этих полосах.
Наблюдения за жизнью НП в бою показывают, что с началом артиллерийского наступления обычно внимание старшего артиллерийского начальника бывает целиком занято наблюдением за результатами огня. Остальной состав НП часто в это время в азарте боя забывает о необходимости вести наблюдение за противником и результатами стрельбы. Поэтому в этот период боя необходимо особенно жёстко требовать соблюдения дисциплины на НП (дисциплины наблюдения). Всему составу НП следует указать секторы, за которыми они должны вести наблюдение в перископ, бинокль или невооружённым глазом, вскрывая вновь появляющиеся цели и следя за перемещениями в расположении противника, а также за результатами своей стрельбы.
В плане разведки необходимо чётко предусмотреть рубежи НП, на которые они должны перебрасываться по мере продвижения нашей пехоты вперёд. Передовые НП следует располагать непосредственно в боевых порядках пехоты. Для организации контроля и установления ответственности в артиллерийских штабах надо иметь персональные списки передовых наблюдателей с указанием подразделений, в составе которых они непосредственно перемещаются. Органы артиллерийской разведки должны уметь искусно применяться к местности при перемещении наблюдательных пунктов вслед за продвижением пехоты. Для наблюдений они могут использовать воронки от разрывов снарядов, окопы противника, развалины строений и другие подходящие для этого места, обеспечивающие удобную маскировку и укрытие от огня противника.
В плане артиллерийского наступления на случай контратак танков противника обычно предусматривается манёвр артиллерийскими резервами, ввод в бой подвижных групп или ряд других перемещений артиллерийских средств. Это значит, что в плане артиллерийской разведки для этого должна быть предусмотрена рекогносцировка местности и маршрутов в направлении манёвра артиллерийских резервов и рекогносцировка рубежей для их развёртывания.
Наблюдение за действиями орудий прямой наводкой показывает, что расчёт орудий, будучи занят непосредственно стрельбой, недостаточно внимательно наблюдает за окружающей местностью и за противником, в результате чего огонь часто ведётся по малозначащим целям, тогда как в секторе огня данного орудия имеются более важные цели. Например, во время финской войны наблюдался такой курьёзный случай: финское орудие прямой наводкой стреляло по нашему полковому орудию обр. 1927 г., тогда как рядом с ним вела огонь по финской ДОТ наша 203-мм гаубица с открытой ОП без всякого воздействия со стороны противника.
Каждое орудие, стреляющее прямой наводкой, и каждое орудие сопровождения должны иметь в своём составе 1-2 наблюдателей, занятых исключительно ведением разведки за противником в секторе его действий.
При продвижении наших войск в тактической полосе обороны противника, естественно, будут встречаться неподавленные и не уничтоженные очаги сопротивления. Артиллерийские командиры всех степеней обязаны организовать тщательную разведку наблюдением за этими очагами сопротивления, чтобы как можно быстрее и эффективнее воздействовать на них артиллерийским огнём. При уничтожении немецкой группировки под Сталинградом лучшие командиры-артиллеристы при продвижении в районах уцелевших очагов! сопротивления противника сумели организовать даже работу пунктов СНД (сопряженное наблюдение дивизиона). С окончанием артиллерийской подготовки весьма выгодно вести разведку за противником с воздуха. Для этого в воздух поднимаются дежурные артиллерийские самолёты-корректировщики, которым даются определённые участки для наблюдения. На обязанности дежурного самолёта будет лежать обнаружение вновь появляющихся целей (особенно батарей противника), подходящих резервов противника (особенно танков) и вызов по ним огня. Само собой разумеется, что самолёт в данном случае должен быть надёжно связан с определённым артиллерийским подразделением и ему должно быть дано право вызова огня по наиболее важным объектам противника.
Как известно, ввод подвижных групп в прорыв поддерживается либо артиллерией сопровождения, следующей вместе с этими группами, либо огнём артиллерии с основных ОП. В первом случае артиллерия сопровождения должна организовать свою собственную артиллерийскую разведку путём выделения артиллерийских разъездов, посаженных на бронетранспортёры или автомашины. Эти разъезды должны выполнять задачи разъездов пути и командирской разведки. Во втором случае артиллерийская разведка и корректировка огня осуществляются командирами-артиллеристами, посаженными в радийные танки. На их обязанности лежит выявление препятствий, задерживающих движение танков, и уничтожение этих препятствий. Для осуществления взаимодействия при выполнении этой задачи командир подвижной группы, артиллерийский командир и корректировщик стрельбы из танка должны иметь одинаково закодированные карты. На ряде рубежей в полосе действий подвижной группы должны быть подготовлены участки сосредоточения огня, который вызывает корректировщик в случае появления очагов сопротивления противника в районе того или иного участка или делает соответствующие переносы огня. Весьма полезно для нужд разведки артиллерии сопровождения подвижных групп придавать артиллерийский самолёт-корректировщик. На его обязанности будет лежать наблюдение за подходящими резервами противника, особенно танковыми, разведка встречающихся узлов и очагов сопротивления противника, вызов и корректировка артиллерийского огня по ним.
С выходом войск на оперативный простор артиллерийскую разведку должна вести каждая артиллерийская часть в направлении своих действий подвижными разведывательными группами либо в конном строю, либо на автомашинах. Особенно важно иметь подвижные разъезды на автомашинах в истребительно-противотанковых артиллерийских полках, которые должны проводить свою работу в танкоопасных направлениях, заблаговременно предупреждай свои полки о подходе танков противника и намечая выгодные рубежи для развёртывания.
Разведывательные отделы артиллерийских штабов заранее должны иметь планы разведки второго оборонительного рубежа противника. Аэрофотосъёмку данного рубежа следует провести заблаговременно, чтобы артиллерийские части к моменту выхода к этому рубежу имели отдешифрированные фотосхемы и могли немедленно приступить к его разведке по заранее разработанному плану.
Отдельные разведывательные артиллерийские дивизионы в подвижных формах боя ведут разведывательную работу в следующем порядке. Батарея топографической разведки развивает топографическую сеть вперёд вслед за продвигающимися войсками; батарея звуковой разведки ведёт разведку в тактической полосе обороны противника с основных рубежей, продвигая вперёд посты предупреждения, чтобы как можно дольше- вести разведку со своих основных боевых порядков. При выходе войск на оперативный простор батарея звуковой разведки свёртывается и держится в готовности, чтобы развернуться для разведки на очередном рубеже обороны противника.
Взвод оптической разведки является в этот период выгодным средством подвижной разведки в руках артиллерийских штабов. Посты взвода оптической разведки, посаженные на автомашины, действуют как артиллерийские разъезды (дозоры) на широком фронте. Так как дивизионы полностью в этот период не действуют, то всегда можно найти 3-4 автомашины для разъездов, которые проводят свою работу в полосе действий данного артиллерийского соединения, собирают сведения об обстановке (о противнике и своих войсках), о чём информируют своего командира либо по радио, либо выездами на КП. В состав разъездов, высланных от взвода оптической разведки, могут включаться командиры артиллерийских штабов.
В динамике боя особенное внимание должно быть уделено информации снизу вверх. Все органы артиллерийской разведки, а также артиллерийские командиры и штабы, не дожидаясь требования сверху, должны информировать вышестоящие органы о противнике, своих войсках и о рубежах, достигнутых ими.
Выше мы изложили ряд вопросов ведения артиллерийской разведки в динамике боя. Но решение всех этих вопросов в боевой практике должно сводиться к тому, чтобы соприкосновение разведывательных органов с противником ни на минуту не терялось, чтобы противник не ушёл из поля зрения разведки, чтобы все его намерения всегда были своевременно разгаданы и не являлись неожиданностью, чтобы участок местности, на котором развёртываются события, был изучен с артиллерийской точки зрения. А для этого надо, чтобы подразделения артиллерийской разведки и все разведчики были воспитаны в духе непрерывного изучения противника и чтобы они всегда стремились улучшать приёмы разведки. С захватом территории противника органы артиллерийской разведки должны заниматься сбором и изучением документов противника и его трофеев, изучением оборонительных сооружений и результатов своего огня. Результаты такой работы разведчиков не только не замедлят сказаться на успехе артиллерии в бою, но и будут являться ценным вкладом в дело изучения новых приёмов борьбы с противником и накапливания боевого опыта в разведывательной работе.

"Артиллерийский журнал" № 8-9 за август-сентябрь 1943 г.

Инженер-полковник Ю. С. БРОВАРНИК
и майор С. Д. АБЕЗГАУЗ

ЗАДАЧИ БЗР В НАСТУПЛЕНИИ

Звуковая разведка способна решать следующие задачи:

1) разведку стреляющих батарей противника;
2) корректуру огня своей артиллерии.

Надёжность, полнота и достоверность разведывательных данных звуковой разведки существенно зависят от правильного использования батареи звуковой разведки (БЗР) и своевременной постановки ей задач.
В различных условиях боя БЗР ведёт свою работу в полосе шириной от 3 до 7 км. Объектами разведки в этой полосе являются как близлежащие цели (миномёты средних и крупных калибров, пехотные и противотанковые орудия), так и батареи дивизионной и армейской артиллерии противника. По глубине указанные цели располагаются от своего переднего края на удалении: близлежащие цели - 2-2,5 км; батареи дивизионной и армейской артиллерии - до 3-10 км.
При такой глубине и насыщенности современного поля боя огневыми средствами количество объектов звуковой разведки очень велико.
Постановка задачи БЗР вести разведку во всей нарезанной полосе одновременно или, как это имеет место, выделение районов особого внимания (РОВ), охватывающих все районы возможного расположения миномётов и артиллерии противника, приводит к тому, что БЗР не имеет возможности своевременно и надёжно решить поставленную ей задачу, так как в этом случае она будет давать координаты обнаруженных целей не по признаку их важности для артиллерийского начальника, а по мере их появления и дешифрирования. Последнее, как правило, приводит к тому, что координаты наиболее важных для артиллерийского начальника целей поступают к нему с большим опозданием и в ряде случаев теряют свою оперативную ценность.
Обилие целей в полосе разведки требует, чтобы задачи. БЗР ставились по времени и объектам разведки в соответствии с общими задачами данного боя.
В зависимости от выполняемой задачи БЗР может по-разному отроить свой боевой порядок, причём ей требуется:

  • 6-8 часов для нормального развёртывания с полной топографической привязкой звукопостов;
  • 3-4 часа для нормального развёртывания с привязкой звукопостов по карте или по звуку и
  • 1,5-2 часа для ускоренного развёртывания с привязкой звукопостов по карте или упрощённым способом по звуку.

При нормальном развёртывании с полной топографической привязкой звукопостов и обеспечении бюллетенями АМВ "метеозвук" БЗР может решать задачи как по разведке целей, давая их точные координаты, так и по корректуре огня своей артиллерии по целям, обнаруженным ею или другими средствами разведки (в последнем случае координаты целей должны быть точно известны).
Если боевые порядки БЗР не обеспечены точной топографической привязкой постов, она может решать задачи лишь по корректуре стрельбы своей артиллерии по целям, обнаруженным только данной БЗР. При необходимости получить, кроме того, и точные координаты целей БЗР должна быть обеспечена звуковыми реперами для учёта систематической ошибки (координаты реперов должны быть точно известны или определены, на что необходимо затратить дополнительно 30-40 минут).
Сделав предварительные замечания, рассмотрим работу БЗР в различных фазах наступательного боя.
Основными принципами современной обороны являются её глубина и насыщенность огневыми средствами. При этом полоса обеспечения достигает 10-12 км, а тактическая глубина главной полосы сопротивления - 8-10 км, что составляет общую тактическую глубину обороны 20-22 км. Из этого следует, что такая глубина не может быть обеспечена разведкой БЗР с исходного рубежа перед полосой обеспечения.
В период боя авангардов за преодоление полосы обеспечения до соприкосновения с боевым охранением задача БЗР будет определяться временем, которое даётся авангарду для преодоления полосы обеспечения, количеством БЗР, действующих на направлении главного удара, и наличием прочих средств артиллерийской разведки (батарея оптической разведки, артиллерийская авиация, привязные аэростаты).
Рассмотрим задачи БЗР в зависимости от перечисленных выше факторов.
1-й случай. Время на преодоление полосы обеспечения авангардом ограничивается 3-4 часами. В этом случае задача БЗР не ставится, так как время, потребное на её развёртывание даже гари ускоренном способе, велико. Лучший эффект в этот период боя дадут другие средства разведки (авиация, БОР и др.).
2-й случай. Бой авангардов за преодоление полосы обеспечения принимает затяжной характер, и для их поддержки привлекается часть армейской артиллерии. В этом случае только при наличии двух БЗР одна из них может быть придана авангарду для обеспечения контрбатарейной борьбы. При этом БЗР развёртывается ускоренным способом с грубой топографической привязкой звукопостов и имеет основной задачей корректирование огня своей артиллерии по ею же разведанным целям.
Ширина полосы разведки БЗР должна быть 3-4 км. Рубеж развёртывания - на линии ОП батарей, обслуживаемых данной БЗР. НП командира БЗР совмещается с НП командира обслуживаемого дивизиона (батареи). Так как на эффективности корректуры огня своей артиллерии существенно сказываются изменения метеорологических условий от момента обнаружения цели до начала пристрелки по ней, то подавление дели должно следовать непосредственно за её обнаружением.
Если время и условия боя позволяют, то БЗР должна поставить дополнительную задачу по разведке целей с получением их точных координат. Однако выполнение этой задачи требует:

а) доведения боевого порядка БЗР до нормального;
б) точной топографической привязки звукопостов и полного учёта метеорологических данных по высотным измерениям или материального обеспечения БЗР для постановки звуковых реперов с целью учёта систематической ошибки.

При постановке задачи БЗР должно быть точно указано огневое подразделение, с которым она будет действовать. ОП в этом случае привязывается по карте или упрощённым способом по звуку. Связь подаётся командиром стреляющего подразделения на пункт обработки БЗР. Количество огневых батарей, которое может быть обслужено одной БЗР, не должно превышать трёх. Калибр этих батарей должен быть, как правило, 152 мм. При благоприятных метеорологических условиях БЗР может обслуживать и 122-мм батареи. Координаты обнаруженных батарей противника для подавления последних БЗР в первую очередь передают командиру стреляющей батареи, а затем в штаб группы (или ОАРАД).
Бой авангардов за уничтожение боевого охранения и разведка боем переднего края главной полосы обороны. В этот период боя задачей БЗР является корректура огня своей артиллерии, ведущей огневой бой с артиллерией, поддерживающей боевое охранение противника. При наличии только одной БЗР её желательно развернуть на рубеже, обеспечивающем не только контрбатарейную борьбу с артиллерией, поддерживающей боевое охранение противника, но и возможность в дальнейшем вести разведку артиллерии противника в глубине её обороны. Эти задачи выполнимы при удалении рубежа развёртывания БЗР от переднего края главной полосы обороны противника на 3-4 км. В случае если бой авангарда с боевым охранением затягивается и БЗР не имеет возможности выйти на указанный рубеж, то решение на развёртывание БЗР на более удалённом рубеже принимает артиллерийский начальник, которому БЗР придана. Однако при этом следует иметь в виду, что с более удалённого рубежа БЗР может надёжно обеспечить разведку лишь батарей дивизионной артиллерии. Близлежащие цели (миномёты, пехотные орудия) и наиболее удалённые батареи армейской артиллерии и в этом случае из зоны разведки ВЗР выпадут. Поэтому время до начала разведки боем переднего края должно быть использовано артиллерийским начальником для перебазирования ближе к переднему краю более удалённой БЗР. При этом время, необходимое для перехода БЗР на новый рубеж при нормальном развёртывании и обеспечении условий для учёта систематической ошибки, определяется 4-6 часами. Из сказанного видно, что смена рубежа без перерыва в ведении звуковой разведки возможна лишь при наличии не менее двух БЗР.
Полоса разведки БЗР на период обеспечения контрбатарейной борьбы должна быть не более 3-4 км. Способ развёртывания - ускоренный с грубой топографической привязкой постов. Взаимодействие БЗР с огневыми подразделениями такое же, как и во время боя авангардов за преодоление полосы обеспечения до соприкосновения с боевым охранением.
Для решения последующей задачи - разведки батарей противника - командиру БЗР штабом группы (при постановке задачи на развёртывание) должно быть указано:

а) время перехода на нормальный боевой порядок;
б) новая полоса разведки (шириной 4-6 км);
в) кто и как производит топографическую привязку всех звукопостов или кто и как обеспечивает создание звуковых реперов для учёта систематической ошибки.

При наличии двух БЗР одну из них следует использовать для обслуживания артиллерии авангарда с одного из указанных выше рубежей, а другую развернуть на рубеже, удалённом на 2-2,5 км от переднего края, и поставить ей задачу по разведке близлежащих целей (миномёты среднего и крупного калибра, пехотные и противотанковые орудия), артиллерии в глубине обороны и по корректуре огня своей артиллерии и крупнокалиберных миномётов. Полоса разведки этой БЗР-4-6 км. Развёртывание следует также начинать с ускоренного, с последующим переходом на нормальный боевой порядок с аналитической топографической привязкой звукопостов.
Период боя с боевым охранением и разведки боем переднего края главной полосы обороны должен быть использован для:

а) доведения боевого порядка БЗР до нормального;
б) подведения под боевой порядок БЗР полной топографической основы;
в) обеспечения метеорологическими бюллетенями высотных измерений температуры и ветра;
г) создания звуковых реперов для переноса огня и учёта систематической ошибки в работе БЗР.

В этот же период штаб группы АА (армейской артиллерии) должен поставить задачи БЗР на разведку артиллерийских и миномётных батарей противника в главной полосе обороны с получением их точных координат к началу планирования артиллерийского наступления.
Сведения об обнаруженных БЗР артиллерийских и миномётных батареях должны поступать в штаб группы, для чего последний даёт указания по организации связи с БЗР, о времени и месте доставки разведывательных сводок. Об обнаруженных тяжёлых батареях в штаб группы доносится немедленно.
Наступление на обороняющегося противника.
Основные задачи БЗР в период боя за овладение передним краем обороны противника следующие:

  1. доразведка артиллерийских и миномётных батарей противника, координаты которых должны быть определены с максимальной точностью;
  2. наблюдение за ранее обнаруженными (независимо от их подавления) целями, обращая особое внимание на фланговые цели;
  3. обеспечение контролей стрельбы своей контрбатарейной группы, контроля стрельбой звуковых реперов для переносов огня и учёта систематической ошибки в периоды относительного затишья артиллерийского огня.

Эти задачи БЗР выполняет с основных рубежей, которые она занимала в процессе боя с боевым охранением. Свою работу БЗР ведёт в полосе 4--6 км на всю тактическую глубину главной полосы Обороны противника. Результаты своей разведывательной работы БЗР доносит в штаб группы АА, который наряду с использованием их обязан обеспечить немедленную передачу этих сведений в разведывательный отдел штаба артиллерии армии или в штаб ОАРАД.
Связь на пункт обработки БЗР подаётся распоряжением штаба группы АА.
В период боя в глубине обороны противника смена рубежей развёртывания БЗР производится перекатами. Для батареи, которая в состоянии продолжать свою работу с рубежа перед передним краем главной полосы обороны, задачи остаются те же, что и во время боя по овладению передним краем. БЗР, сменившая рубеж, имеет своей основной задачей обслуживание стрельбы своей артиллерии по целям, которые она обнаружила. Вид развёртывания, способ топографической привязки звукопостов и полоса для разведки должны быть такими же, как и во время боя авангарда. Разведка и выбор нового рубежа для развёртывания БЗР должны производиться заблаговременно, по мере продвижения наших войск.
Следует ещё особо остановиться на некоторых особенностях постановки задач БЗР. Во всех случаях при постановке задач БЗР на развёртывание вся полоса разведки должна быть разбита на отдельные разведывательные участки.
Схема разведывательных участков (рис. 5) строится следующим образом:

а) на карту наносятся полоса разведки и центры фланговых акустических баз;
б) на разграничительных линиях в удалении от ближайших целей, равном примерно двум третям глубины района целей, наносятся две точки (А и Б), которые соединяются между собой прямой линией;
в) фланговые точки А и Б соединяются прямыми с центром одной из фланговых баз;
г) полученный сектор АО12Б делится на ряд вспомогательных секторов с таким расчётом, чтобы некоторые из них захватывали места наиболее вероятного расположения ОП противника и были не более 1-00; секторы менее ответственных районов могут быть взяты шириной до 2-00; построенные секторы дадут в пересечении с линией АБ ряд точек (а, б, в, г...);
д) центр другой фланговой акустической базы (O56) в свою очередь соединяется прямыми со всеми точками пересечения линий секторов с линией АБ.

Полученные в результате этого на карте (кальке) ромбовидные площади представляют собой элементарные разведывательные участки, которые нумеруются в произвольном порядке.
Составленная подобным способом схема облегчает передачу и приём целеуказания, позволяет более быстро отыскивать координаты целей в наиболее важных для артиллерийского начальника разведывательных участках и облегчает работу БЗР при дешифрировании.
Время, необходимое БЗР для нахождения координат целей в каком-либо одном разведывательном участке, в зависимости от сложности ленты (интенсивности стрельбы), составляет 8-20 минут. Если учесть, что в полосе разведки шириною 5-6 км может быть 15-20 таких участков, в которых возможно нахождение артиллерии противника, то для отыскания целей сразу во всей полосе разведки БЗР потребуется от 2 до 7 часов. Из этого следует, что если артиллерийский начальник в первую очередь желает получить координаты наиболее важных целей, то он должен указать БЗР районы особого внимания, в которых предполагает нахождение этих целей.
Если же артиллерийский начальник при постановке или в ходе выполнения задачи такие районы не указывает, то БЗР свою работу по отысканию целей ведёт в произвольной очерёдности. При этом может случиться, что особо интересующие артиллерийского начальника разведывательные участки подвергнутся анализу БЗР в последнюю очередь, а координаты целей этих участков будут получены позднее на 6-7 часов. Такая же картина получается и тогда, когда артиллерийский начальник указывает районы особого внимания, но при этом старается включить в них все районы возможного расположения батарей противника.
При выборе районов особого внимания артиллерийский начальник должен исходить из тщательного изучения местности и анализа разведывательных данных, полученных от остальных видов разведки.
Схема разведывательных участков составляется штабом группы, разведывательным отделением штаба артиллерии армии или по их указаниям командирами БЗР или штаба ОАРАД. При этом кем бы схема разведывательных участков ни составлялась, она должна быть утверждена начальником штаба группы или начальником штаба артиллерии армии.
Обилие целей в полосе разведки и специфика решаемых БЗР в различных условиях боя задач настоятельно требуют не только чёткой конкретизации задач, которые ставятся перед БЗР на отдельных этапах боя, но и планирования их по объектам (разведывательным участкам) и времени, чтобы разведывательные данные от БЗР поступали к артиллерийскому начальнику своевременно.

"Артиллерийский журнал" № 7 за июль 1943 г.

Инженер-полковник Ю. С. БРОВАРНИК
и майор С. Д. АБЕЗГАУЗ

РАЗВЕДКА МИНОМЁТОВ ПРОТИВНИКА ПО ЗВУКУ

Миномёты, являясь наиболее мощным видом пехотного оружия, получили чрезвычайно большое развитие и широкое применение во всех современных армиях. Из ряда опубликованных данных установлено, что в настоящее время в усиленной немецкой пехотной дивизии, действующей на направлении главного удара, число миномётов к общему количеству пехотных орудий и орудий дивизионной артиллерии составляет до 250-300%.
Потери, понесённые германской армией на советско-германском фронте в материальной части артиллерии, и невозможность восполнения их в короткий срок могут в ещё большей мере изменить соотношение в пользу миномётов. Всё это неизбежно приводит к необходимости усовершенствования старых и изыскания новых методов разведки миномётных батарей противника, способных обеспечить эффективную борьбу с этим видом оружия.
Основными видами миномётов, находящихся в настоящее время на вооружении германской армии, являются 50-мм ротный миномёт, 81 -мм батальонный миномёт, 105-мм химический миномёт, 120-мм миномёт, 158,5-мм химический миномёт (шестиствольный).
Химические миномёты могут вести огонь не только химическими, но и фугасными минами.
Как правило, огневые позиции минометов хорошо замаскированы от воздушного наблюдения и трудно наблюдаются с наземных НП. Из этого следует, что одним из наиболее эффективных средств разведки миномётов противника и содействия их подавлению должна стать звуковая разведка. В настоящей статье мы хотим осветить некоторые особенности разведки миномётов по звуку.
Особенности разведки минометов противника по сравнению с разведкой артиллерийских орудий характеризуются: 1) более слабым звуком выстрела; 2) более близким расположением ОП к своему переднему краю; 3) более широким применением кочующих миномётов; 4) малой начальной скоростью мины, вследствие чего отсутствует баллистическая волна, а звук выстрела всегда опережает звук разрыва мины.
Более слабый звук выстрела миномёта требует либо повышения чувствительности нашей аппаратуры, либо приближения рубежа развертывания БЗР к переднему краю. Идти по линии выполнения первого требования нецелесообразно, так как это потребует переделки звукопринимающих приборов, что осуществить силами войсковых частей невозможно. Кроме того, дальнейшее повышение чувствительности приведёт к увеличению приёма различных помех, усложняющих работу звуковой разведки. Чувствительность же наших приборов в том виде, как они есть, вполне обеспечивает надёжную засечку звучащих целей на всю глубину, находящуюся в зоне действительного огня нашей артиллерии.
Из этого следует вывод, что разведку миномётов противника лучше вести, выдвигая рубеж развёртывания БЗР ближе к переднему краю. Более близкое расположение ОП миномётов противника -к своему переднему краю и некоторое приближение рубежа развёртывания БЗР к переднему краю наших войск создают благоприятные, с точки зрения чувствительности, условия для засечки миномётов.
Нормы удаления линии звукопостов от нашего переднего края определяются чувствительностью звукопринимающей аппаратуры и удалением ОП миномётов от этих приборов. Огневые позиции миномётов противника, в зависимости от калибра, обычно располагаются на удалении до 2-2,5 км от их переднего края. Поэтому удаление линии звукопостов от своего переднего края на 2-2,5 км вполне обеспечивает засечку стреляющих миномётов калибра 81 мм и выше. В то же время такое относительно близкое взаимное расположение звукопостов и миномётов накладывает свои требования на организацию боевого порядка БЗР для засечки миномётов.
Рассмотрим три различных варианта расположения боевого порядка:

1. Нормальное развёртывание звукопостов БЗР. Из рассмотрения рис. 6 видно, что только миномёты II, расположенные в центре полосы разведки, будут находиться в зоне приёма. Что касается миномётов I и III, расположенных на флангах полосы разведки, то их удаление от звукопостов превышает дальность приёма, и они, как правило, не будут засекаться БЗР. Наиболее выгодно засекать миномёты II с баз 2-3 и 4-5, так как их директрисы (пунктирные) проходят близко к центру района ОП миномётов II и углы от директрисы на цель получаются наиболее выгодными (менее 30°).
Вывод. При нормальном развёртывании БЗР, обеспечивающем засечку орудий дивизионной и армейской артиллерии, возможна засечка лишь миномётов, расположенных перед фронтом развёртывания БЗР. в центральной части полосы разведки.

2. Развёртывание звукопостов БЗР для засечки как удалённых, так и ближних целей. Положение звукопостов БЗР, показанное на рис. 7, отличается от нормального боевого порядка (рис. 6) тем, что линия звукопостов приближена к своему переднему краю до 2-2,5 км. При таком расположении звукопостов увеличивается глубина засечки всех целей. Огневые позиции миномётов I и III, расположенные на флангах полосы разведки, также находятся по дальности в зоне приёма. Однако вследствие увеличения углов я между директрисой и направлением на цель (более 30°) засечка этих целей становится ненадёжной. Что касается засечки дальних целей, то для них условия остаются такими же, как и при нормальном развёртывании.

Для возможности одновременной засечки и близлежащих целей I и III, расположенных на флангах полосы разведки, необходимо угол а уменьшить, для чего развертывают звукопост 7 (рис. 8), используя запасный комплект приборов. При этом для решения поставленной задачи звукопост 7 следует располагать впереди (сзади) звукопоста 3 или 4 на удалении, при котором углы а1 и а2 получаются не более 30°.
Пусть, например, угол от директрисы базы 3-4 на цели I и III равен 44°; требуется определить удаление звукопоста 7 от звукопоста 4, чтобы этот угол стал равным 30°.
Для решения этой задачи необходимо повернуть директрису в сторону цели на 14° или, что то же самое, повернуть базу в сторону цели на 14°. Такой поворот базы получится при условии, если отношение величины смещения звукопоста 7 к длине базы будет равно тангенсу этого угла. Так как tg 14°=0,25, то удаление звукопоста 7 от звукопоста 4 составит четвёртую часть длины базы в направлении, примерно перпендикулярном к линии базы.
При удалении звукопоста 7 от основного до 100-120 м на посту 7 устанавливают только один звукоприёмник без трансформатора, аккумулятора и телефона, а провода от него подключают к клеммам с надписью "Звукоприёмник" основного поста. Сила тока в цепи микрофона должна быть порядка 80-150 миллиампер. Провода от основного звукоприёмника при этом отключаются от своего трансформатора.
При больших удалениях звукопоста 7 от основного на посту 7 устанавливаются все приборы звукопоста и для соединения с РП используются только провода основного звукопоста, идущие к РП. На основном посту провода от РП, идущие к клеммам трансформатора с надписью "Линия", отключаются и присоединяются к проводам линии поста 7. В данном случае на звукопост 7 можно выставлять только один звукоприёмник, как и в случае небольших удалений, но при этом необходимо увеличить напряжение батареи, питающей микрофон, чтобы ток в нём был в пределах 80-150 миллиампер.
В зависимости от того, на каком фланге полосы разведки находятся интересующие нас миномёты, добавочный звукопост устанавливается в точке 7 или 7' (рис. 8). В случае необходимости производить разведку миномётов на обоих флангах полосы разведки звукоприёмники выставляются в точках 7 и 7', при этом используются один основной и один запасный звукоприёмники. Все остальные приборы поста (трансформатор, телефон, батарея) устанавливаются в точке расположения основного поста 4 (3). Включение звукоприёмников, расположенных в точках 7 и 7', производится в точке 4 (3), в зависимости от появления цели на правом или левом фланге полосы разведки.
При дешифрировании звукометрических лент в случае интенсивной стрельбы должны быть использованы записи от всех звукопостов, а после нахождения системы записи отсчёты могут сниматься только по записям звукопостов 1, 2, 3 и 7 при расположении цели на правом фланге и 3, 7', 5 и 6 при расположении цели на левом фланге.
В предвидении разведки, миномётов на флангах необходимо предварительно проделать следующую работу:

  1. выбрать на местности точки 7 и 7', чтобы углы на цель не превышали 30°;
  2. произвести топографическую привязку этих постов;
  3. оборудовать место для звукопоста;
  4. проложить линии связи: основной пост--посты 7 и 7';
  5. включить провода, идущие от основного поста, к звукоприёмникам 7 и 7';
  6. произвести на планшете все подготовительные работы для вспомогательных баз 3-7 и 5-7'.

Учитывая, что миномёты легко и часто меняют свои ОП, БЗР в этом случае должна как можно быстрее определить их местоположение без учёта всех поправок и приступить к корректированию огня своей артиллерии для немедленного их подавления. В качестве средств подавления могут привлекаться 122-мм орудия, миномёты крупных калибров, а при хорошей слышимости звуков разрывов - даже 76-мм орудия. Корректирование стрельбы для подавления миномётов производится, как правило, переносом огня от звукового репера.
При незначительных удалениях звуковых реперов от местоположения цели топографическая подготовка звукопостов 7 и 7' может быть произведена по карте.

3. Развёртывание звукопостов БЗР для засечки только ближних целей. Иногда БЗР может получить задачу по засечке только миномётов. В этом случае располагать звукопосты следует аналогично порядку, показанному на рис. 8, с той лишь разницей, что длины баз будут уменьшены до 700 м, а фронт развёртывания БЗР - до 3-3,5 км. Для засечки миномётов на флангах полосы разведки также должен быть использован звукопост 7.
Некоторые особенности работы предупреждения. Задача НП с постом кроме обычных функций наблюдательных пунктов, - производить своевременный запуск регистрирующих приборов. От правильного и умелого выбора места НП очень часто будет зависеть успех работы звуковой разведки.
При нормальном развёртывании БЗР возможное расположение поста предупреждений определяется районом А (рис. 9). В случае приближения звукопостов к переднему краю пост предупреждения может оказаться либо в расположении противника, либо один пункт предупреждения вообще не может обеспечить своевременный запуск РП (рис. 10). Поэтому при засечке ближних целей (миномётов), как правило, должны быть выставлены два поста предупреждения. Районы Б и С возможного их расположения показаны на рис. 10. Располагать НП к переднему краю ближе 500 м не следует во избежание излишних звуковых помех для слухача.

Вторая особенность работы поста предупреждения при засечке миномётов заключается в значительно большей помощи пункту обработки по отысканию систем записей выстрелов на ленте, сообщая свои визуальные наблюдения о стреляющей цели (из какого района или приближённое направление, калибр, результаты наблюдения за разрывами снарядов своей артиллерии при подавлении и другие сведения о цели).
В заключение отметим некоторые демаскирующие признаки выстрелов миномётов и характер их записи на ленте.
Миномёты калибра 81 мм. Звук выстрела глухой, короткий, напоминающий выхлоп из трубы и не дающий раскатов эхо в лесах и оврагах. При выстреле образуются кольца дыма белого или синеватого цвета. При ветре дым принимает форму вытянутого конуса или клубков. Ночью и в туман наблюдаются вспышки красного цвета.
Миномёты калибра 105 мм и 120 мм. Звук выстрела более резкий, но также короткий по времени. При выстреле образуется короткая вспышка пламени красноватого цвета.
Шестиствольный миномет. Одновременный выстрел из шести стволов создаёт сильный, резкий, шипящий звук. Один выстрел сопровождается последующими с большой частотой шестью разрывами. При выстреле показываются языки пламени красноватого цвета. В воздухе наблюдается горение состава, оставляющего за собой искрящийся след.
Фланговое наблюдение в значительной степени облегчает визуальную разведку миномётов, для чего посты предупреждения должны быть использованы в качестве боковых НП один относительно другого.
Характерным в записях звуков выстрелов миномётов является то, что они напоминают записи звуков разрывов. Начало записей выражено недостаточно резко. Амплитуда колебания небольшая.
Обнаруженные по звуку миномётные батареи противника подлежат немедленному подавлению со звукообслуживанием.
Возможность разведки миномётов по звуку несколько увеличивает глубину полосы разведки, и для облегчения и ускорения работы БЗР следует разделить полосу разведки на ряд небольших районов, указав по времени последовательность их разведки.
Опыт Отечественной войны показывает, что при умелом использовании БЗР звуковая разведка является существенным дополнением к другим видам разведки миномётов, а в ряде случаев и единственным средством корректуры огня по их подавлению.

"Артиллерийский журнал" № 8-9 за август-сентябрь 1943 г.

Гвардии полковник И. ВЕГЕРЧУК

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТАНКОВОЙ РАЗВЕДКИ

Опыт летнего наступления наших войск, а особенно Харьковской, Орловской и Ельненской операций, проведённых с участием танковых масс, даёт немало характерных примеров боевой работы разведки танкового корпуса. На основе имеющегося опыта можно сделать некоторые общие выводы в отношении принципов организации этой разведки.
Танковый корпус является оперативно-тактическим соединением, которое применяется на главном направлении, Для танковых корпусов характерны: действия в качестве эшелона развития успеха с целью разобщения и окружения главной группировки противника; действия по открытому флангу противника и его тылам; преследование отходящего противника с целью полного его уничтожения. Следовательно, основные виды боя танкового корпуса - это главным образом наступление и встречный бой.
Важнейшим, а подчас и решающим мероприятием на марше танковых войск в предвидении встречного боя является разведка, органы которой обязаны заблаговременно предупреждать свои войска о группировках противника, о том, куда двигаются его колонны и какие ими достигнуты рубежи. Организация разведки и приёмы её действий требуют большого искусства и не терпят шаблона. Чтобы рассчитывать на успех, командир корпуса должен ясно представлять себе поле предстоящего боя, характер обороны противника, группировку его резервов.
Танковый корпус имеет достаточно мощные средства, с помощью которых вполне можно обеспечить части требуемыми сведениями, когда корпус будет находиться в оперативной глубине. Главное здесь - правильно использовать силы и средства разведки, предназначенные для выполнения боевой задачи. Постараемся подтвердить это положение конкретными примерами.
В одной из боевых операций действовали два танковых корпуса, причём на каждый была возложена активная задача. Один корпус, действовавший с юга, организовал разведку следующим образом: разведывательные органы были назначены на каждый маршрут, офицеры-разведчики тщательно подобраны и. проинструктированы, весь личный состав разведки отлично знал свои задачи и понимал, что от его активных действий зависит успех боевой работы корпуса. В динамике боя разведчики обнаруживали узлы сопротивления противника и находили пути обхода, своевременно доносили командиру корпуса о группировке немцев. В результате части корпуса быстро продвинулись на 35-40 км и выполнили поставленную задачу.
Второй танковый корпус, действовавший с северо-запада, тоже выслал разведку, но при организации и подготовке её наблюдалась бесконтрольность. В ходе боя разведка топталась на месте, слабо вскрывала систему обороны противника, подчас сообщала неточные сведения о его группировках. Вследствие этого корпус неожиданно встречал организованное сопротивление немцев и втягивался в бой за населённые пункты, что замедляло темп наступления.
Приведённые примеры ясно показывают, в какой степени работа оперативной и тактической разведки оказывает то или иное влияние на боевые действия танкового корпуса и определяет их успех.
Когда, танковые части, действующие в прорыве, пройдут тактическую глубину обороны противника, они станут встречать узлы сопротивления, между которыми непременно будут проходы. Кроме того, неизбежны встречные бои с подходящими вражескими колоннами. Наземная разведка танкового корпуса обязана своевременно обнаружить всё, с чем могут столкнуться двигающиеся вперёд части, и донести об этом командиру корпуса по радио или с помощью подвижных средств связи. Данные о характере местности в глубине обороны противника обычно добываются путём детального изучения полосы предстоящих действий по карте и с помощью воздушной разведки. В ходе действий они дополняются сведениями, полученными от пленных, партизан и местного населения.
Разведка в танковом корпусе, как правило, ведётся на широком фронте, но основные её силы и средства всегда следует использовать на главном направлении и нацеливать на определённые объекты. Разведка на флангах и в тылу ведётся силами, частей, но по плану штаба корпуса. Штаб корпуса в своих распоряжениях по разведке должен указать частям, какие важные населённые пункты и на каком удалении от колонны обязательно нужно разведать. Особое внимание обращается на обеспечение флангов.
Ширина полосы для ведения разведки определяется пространством, необходимым танковому корпусу для перегруппировки сил и принятия боевого порядка соответственно создавшейся обстановке. Протяжённость фронта, на котором будет действовать корпус, находится в прямой зависимости от характера обороны противника, местности и наличия дорог. Нужно полагать, что в среднем полоса действий корпусной разведки займет по фронту 12-16, а в глубину - до 25-30 км. Такое удаление разведки от главных сил обеспечит командиру корпуса время, необходимое для оценки сил противника, передачи своего решения частям и требуемой перегруппировки их.
Поскольку встречный бой танков с подвижным противником скоротечен и проходит обычно на малоизученной местности, огромное значение приобретает личная разведка (особенно местности), проводимая командиром корпуса или командирами частей хотя бы на главном направлении. Она даёт возможность командиру быстро принять решение, как того требует обстановка. Самое главное состоит в том, что личной разведкой командир конкретно определит рубежи развёртывания корпуса.
Ясно, что разведку в танковом корпусе надлежит организовать, исходя из поставленной перед ним конкретной боевой задачи. Корпусные средства разведки используются главным образом по маршрутам движения колонн. Как правило, корпус будет иметь два-три маршрута. Следовательно, число разведывательных органов будет зависеть от числа колонн в ходе операции.
Сила и состав разведывательных органов должны соответствовать задаче. В их состав необходимо включать средние и лёгкие танки, бронеавтомобили и пехоту на транспортёрах. Если нет бронетранспортёров, то следует везти пехоту на автомашинах или сажать на танки в качестве десанта. Иногда органам разведки придётся вступать в бой с отдельными группами противника. Наличие средних танков с их вооружением позволит успешно уничтожать огневые точки противника и вести борьбу с его танками. Присутствие пехоты даст возможность разведывать танконедоступные районы. Непременно нужно включать в состав разведки необходимое количество сапёр с миноискателями и химиков.
Очень важным вопросом является обеспечение разведывательных органов радиосредствами. Целесообразно в каждом из них иметь две-три радиостанции. Крайне полезны простые переговорные таблицы. С помощью таких таблиц разведчики смогут возможно чаще посылать донесения в штаб корпуса, затрачивая на это минимальное время.
Весьма ответственным моментом является подготовка разведки к выполнению боевой задачи. Этим делом должен заниматься непосредственно начальник разведки, а иногда и сам начальник штаба корпуса. Содержание подготовки заключается в детальном изучении характера местности в полосе предстоящих действий, а также предполагаемого или действительного расположения резервов противника, его аэродромов, штабов, станций снабжения, оборонительных рубежей. Особое внимание следует уделять вопросам взаимодействия с соседними органами разведки и разведывательной авиацией.
Некоторые штабы танковых корпусов допускают ошибку, создавая для разведывательных органов сложную схему связи, когда передача добытых данных производится по ступенькам (штаб части, штаб корпуса, командир корпуса). Это приводит к тому, что сведения, как правило, запаздывают и теряют свою ценность. Опыт показал, что целесообразно держать разведывательные органы корпуса и частей на одной волне.
Не претендуя на полноту разработки затронутого вопроса, мы ещё раз считаем нужным обратить внимание на то обстоятельство, что на практике успех боевых действий танковых корпусов в значительной мере был связан с качеством работы авиационной и корпусной наземной разведки.

Газета "Красная звезда" № 240 от 10 октября 1943 г.

Гвардии полковник К. ОВЧАРЕНКО

ПЕРЕДОВОЙ ТАНКОВЫЙ ОТРЯД В БОЮ

Действия передового отряда танкового соединения характеризуются свободой манёвра. Он глубоко обходит крупные очаги сопротивления противника и вырывается на тыловые коммуникации. Используя свою высокую подвижность, передовой отряд внезапно появляется там, где этого меньше всего ожидает противник, громит его разрозненные и слабые группы, а сильные обходит или же, заняв выгодную позицию, связывает их боем до подхода главных сил соединения. Таким образом, передовой подвижный отряд является надёжнейшим средством окружения противника в тактической и оперативной глубине. Кроме того, он служит как бы путеводителем для всего соединения, указывая наступающим частям самый выгодный и наименее опасный путь.
Передовому отряду ставят обычно ограниченную задачу: не ввязываясь в длительные бои с противником, выйти на такой-то рубеж или занять такой-то пункт и удержать его до подхода главных сил. Хотя подвижные части и действуют на оперативном просторе, где "не каждый куст стреляет", всё же выполнение этой задачи сопряжено с немалыми трудностями. Обстановка ежечасно может измениться в самую неожиданную сторону: то встретится сильный опорный пункт, о существовании которого не предполагали, то на пути появятся резервы противника или контратакующая группа, и зачастую не минуешь встречного столкновения. Поскольку передовой отряд действует самостоятельно, от командира его требуются в этих условиях трезвая оценка обстановки, решительность, разумная инициатива. Растеряться и завязать бой, когда этого не требуется, или, наоборот, не использовать благоприятного момента для удара по врагу - и то, и другое одинаково пагубно может отразиться на выполнении задачи всем соединением.
Успех действий передового подвижного отряда решает разведка. Она выявляет опорные пункты противника, предупреждает отряд о приближении контратакующих групп и резервов. Разведка высылается вперёд и на фланги, на удаление 3-6 км, связь её со штабом осуществляется по радио. Опыт показывает, что если в качестве передового отряда действует танковая бригада, то в состав разведывательной группы целесообразно выделять взвод танков (летом удобнее лёгкие) с десантом мотопехоты (до взвода). Такой состав группы, представляющей собой по сути дела разведывательный дозор, позволит ей в благоприятных случаях решать самостоятельные задачи.
Покажем на примере, чем характерны действия передового отряда танкового соединения.
Гвардейская танковая бригада, действовавшая в качестве передового отряда, первой вошла в прорыв и устремилась на тылы немцев. Бригаде был придан истребительно-противотанковый артиллерийский полк. Перед ней ставилась задача - идти на юго-запад к небольшому городу, обходя прочные очаги сопротивления. Сразу же за оборонительной полосой противника головной разведывательный дозор натолкнулся на сильный узел сопротивления у крупного населённого пункта. Разведчики донесли по радио, что на окраине этого пункта обнаружено до батальона немецких танков в засаде и дивизион артиллерии. Командир бригады предпринял глубокий обход этого узла с юга (на 12-15 км), о чём донёс командиру корпуса. Вскоре отряд вышел на большак, ведущий на юго-запад, и, не встречая сопротивления, продолжал двигаться по заданному маршруту.
У одного села немцы за ночь подготовили оборону. Сюда они подтянули, остатки танковой и двух пехотных дивизий. Атаковать эти довольно крупные силы противника было нецелесообразно, и командир бригады снова решил обойти село с юга, что удалось сделать без помех.
В дальнейшем заслуживают особого внимания действия разведывательного взвода под командованием лейтенанта Кузнецова. Он шёл в голове отряда, на удалении 5-7 км. При подходе к городу - ближайшей цели отряда - командир бригады поставил перед Кузнецовым задачу: выйти на северную окраину хутора Безымянный, что в 8 км южнее города, и установить наблюдение за противником. Отметим для ясности, что с рубежа этого хутора бригада должна была атаковать город, а тем временем главные силы соединения, обходя свой передовой отряд, совершали скачок на запад и отрезали все коммуникации, связывающие немецкие войска с глубоким тылом. Предусматривалось завершить этим манёвром тактическое окружение крупной группировки немцев.
Выйдя со своим взводом к хутору, лейтенант Кузнецов увидел на восточной окраине три немецких броневика, два лёгких танка, одну зенитную пушку и до сорока автомашин с пехотой. Это была, видимо, группа для прикрытия подступов к городу, только что прибывшая сюда и ещё не успевшая занять оборону. Немцы не заметили танков Кузнецова, и он решил использовать элемент внезапности для атаки. Командир отряда радировал о согласии и приказал в случае успеха ворваться в город на плечах отступающих, предупредив, что вслед за разведчиками сюда нагрянет весь отряд.
Атака оказалась исключительно удачной. На полной скорости, лавируя между деревьями, танки Кузнецова почти вплотную приблизились к флангу немцев. Те не успели ещё развернуться, как их броневики были разбиты, пушка раздавлена гусеницами, а оба танка запылали. Уцелевшие автомашины с пехотой помчались к городу, и вслед за ними на юго-западную окраину ворвались танки Кузнецова.
Городок обороняли 43 танка, 11 тяжёлых орудий, 2 батареи лёгких пушек и много пехоты. Эти силы были готовы встретить наступающих с востока (почти все немецкие танки выстроились на восточной окраине). Таким образом, разведка Кузнецова оказалась в тылу у противника. Она промчалась по городу на восток и приблизилась к немецким машинам на 200-300 м. Здесь наши танкисты остановились и внезапно дали несколько залпов. Один только Кузнецов сжёг в этот момент два "тигра", "пантеру" и два лёгких немецких танка. Однако немцы опомнились, и их танки стали разворачиваться в сторону Кузнецова. Оставаться на месте было опасно, и разведчики, произведя налёт, повернули назад. Тут танк Кузнецова оказался подбитым, но весь его экипаж спасся на броне остальных машин.
Вслед за разведкой в городок ворвались главные силы бригады. Немцы уже успели произвести перегруппировку и встретили наши подразделения сильным огнём. Завязался длительный уличный бой. Он продолжался восемь часов, до самой темноты. Наши танки, поддерживаемые орудиями, медленно очищали улицу за улицей от вражеских танков и артиллерии. Тем временем мотопехота ликвидировала очаги сопротивления в отдельных домах и на огородах. В этой ожесточённой борьбе передовой отряд понёс некоторые потери. Однако они вполне окупились достигнутыми результатами. Ни одному немецкому танку, автомашине или орудию не удалось вырваться из городка. Среди брошенных противником танков 15 оказались исправными, на улицах было уничтожено и захвачено до 200 автомашин, немало орудий. На северной окраине танкисты захватили более 2 000 бочек с бензином.
Через день после того, как сюда подошли наши пехотные и артиллерийские части, когда ликвидация окружённой немецкой группировки стала подходить к концу, танковая бригада снова пошла впереди соединения. В одном месте она имела бой с сильной контратакующей группой немцев. Организации этого боя тоже не лишена тактического интереса.
Левофланговая разведывательная группа радировала, что к флангу передового отряда идёт большая колонна немцев, состоящая из двух полков пехоты, полка артиллерии и четырёх самоходных орудий. Не вызывало сомнений, что немцы хотят предпринять контратаку. О появлении противника штаб узнал заранее. Можно было избежать столкновения с немцами, обойти их и продолжать движение вперёд. Однако командир бригады рассуждал иначе. Главная сила многочисленного противника состояла в пехоте. Преимущество в огне, броне и манёвре было на стороне передового отряда, и командир его решил дать бой.
Батальон лёгких танков, батальон мотопехоты и дивизион артиллерии заняли оборонительные позиции. Батальон средних танков скрытно начал глубокий обходный манёвр. Когда немцы перешли в контратаку, в тылу у них неожиданно появились наши танки. Эффект превзошел все ожидания: среди гитлеровцев возникла паника, многие немецкие орудия были разбиты, а расчёты остальных, видя, что танки уже близко и они не успеют изготовиться, поднимали вверх руки. Пехота искала спасения в беспорядочном бегстве. В этот момент перешла в атаку также группа лёгких танков. Через полчаса всё было кончено. На месте боя осталось более 700 вражеских трупов и вся артиллерия в количестве 17 орудий. Самоходные пушки были, сожжены. Многие немцы сдались в плен.
Какие же напрашиваются выводы из опыта этих успешных действий передового танкового отряда? Надо учитывать, что передовой отряд танкового соединения (чаще всего бригада) - это сильная маневренная группа, и командир должен в полной мере использовать эти качества своего отряда. Безрассудно в бой не ввязывайся, опорные пункты и сильные контратакующие группы обходи, а если решил нанести удар или столкновение становится неизбежным, - никогда не лезь в лоб. Глубоким охватывающим манёвром выходи во фланг и в тыл врагу, - достигнешь внезапности действий, а в этом половина успеха. В предвидении встречного боя с контратакующей группой противника целесообразно оставлять в засаде лёгкие танки, усиленные мотопехотой и артиллерией, а более мощными предпринимать обход с последующим ударом во фланг и в тыл противника.
Непрерывная разведка - основной закон действий передового отряда. В разведку нужно направлять лучших командиров и лучшие экипажи, не ущемляя их инициативы и не отвлекая внимания всего отряда на то, что могут сделать одни, разведчики. Нельзя забывать, что во время оперативного преследования подчас несколько танковых экипажей, если они действуют дерзко и умело, в состоянии решить задачу, которая в нормальных условиях под силу лишь батальону.

Газета "Красная звезда" № 233 от 2 октября 1943 г.

Гвардии подполковник Н. НИКОНОВ

НЕ УПУСКАТЬ В РАБОТЕ НАЧАЛЬНИКА СВЯЗИ (НС) ВОПРОС О РАДИОСЛЕЖКЕ

Опыт войн, начиная с первой империалистической, весьма убедительно доказал, что даже простая, но умело применённая радиослежка даёт весьма большие результаты. На основе своего личного опыта я хочу показать, что инициативный НС дивизии, пользуясь этим средством, может во многом помочь своему командованию.
Осень и зиму 1941 г. наше соединение действовало на Малоярославецком направлении. Между 15 октября и 20 декабря мы вели непрерывную слежку за работой немецких радиостанций. Были выявлены действующие немецкие радиосети, регистрировалось появление новых и прекращение работы ранее действовавших радиосетей и радиостанций.
В конце ноября наши радисты доложили, что две радиосети работают на финском языке. Через два-три дня войсковая разведка подтвердила, что на нашем участке фронта появились финские части. В начале декабря нами наблюдалось значительное оживление радиоработы противника, что вызвало предположение о прибытии сюда новых немецких частей. Командованием были приняты меры, оказавшиеся очень своевременными. Начавшееся через два дня наступление крупных немецких сил (пехоты с танками) было легко нами отбито.
Во время действий нашего соединения северо-западнее Сталинграда мы также непрерывно вели радиослежку. Наблюдением за противником была установлена слаженная работа пехотных и авиационных немецких радиостанций: как только показывались наши "Ил", немцы немедленно включали пехотную радиостанцию, которая на определённой волне передавала несколько сигналов своей аэродромной рации; после этого в воздухе вскоре появлялись "Мессершмитты". Эта же рация корректировала у них действия бомбардировочной авиации. Очень большое оживление в работе немецких радиостанций мы отметили также и перед прорывом фашистских войск к городу Сталинграду.
Эти примеры я привёл для того, чтобы показать, что одним только констатированием фактов появления радиостанций противника и прекращения их действия, регистрацией интенсивности их работы можно почти всегда Своевременно обнаружить изменения в группировке и замыслах врага. Если же дополнительно к этому вести ещё перехват его радиоработы и соответственно обрабатывать весь этот материал, то роль слежечных станций ещё больше возрастает. Но это будет справедливо только при условии, если, радиослежка ведётся непрерывно в течение продолжительного времени.
Успех этой работы прежде всего зависит от квалификации радиста, который должен уметь определить работу станций противника вообще, выделить нужную ему радиостанцию и неустанно следить за ней на протяжении нескольких часов, а то и дней. Имея в своём распоряжении радистов второго и третьего классов обычной войсковой подготовки, мы ограничивались вначале только тем, что заставляли их регистрировать время работы и количество действующих немецких радиостанций. Через неделю наши радисты стали уже свободно отличать немецкие полевые рации от остальных. Несколько позже они почти безошибочно разделяли полевые рации противника на пехотные, артиллерийские, авиационные и танковые и уверенно отыскивали их даже тогда, когда на поле боя действовали одновременно многочисленные подразделения этих родов войск.
Организуя работу слежечных станций, НС должен держать самый тесный контакт с начальником разведки. Последний, сообщая НС данные опроса пленных и пр., помогает ему правильно нацеливать радиослежку. В свою очередь и НС обязан немедленно доводить до сведения разведывательных органов всякий материал, полученный во время работы слежечной станции.
Все это позволяет командованию полнее и быстрее составить себе представление обо всех изменениях в группировке врага и его планах и, следовательно, во-время организовать свой контрманёвр. Вот почему НС дивизии не должен упускать в своей работе вопроса о радиослежке.

Журнал "Связь Красной Армии" № 10 за октябрь 1943 г.

АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ РАЗВЕДКА
(Беседа старшего лейтенанта тов. КОЛОСОВА)

Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин требует от нас "изучать противника, улучшать разведку - глаза и уши армии, помнить, что без этого нельзя бить врага наверняка". Это требование относится и к нам, разведчикам-артиллеристам.
Если знаешь силы врага, в чём его слабость и во-время разгадаешь его замыслы, инициатива переходит в твои руки. Тогда и сила артиллерийского огня будет действеннее.
Я хочу поставить перед вами вопрос о культуре артиллерийской разведки.
Малоопытные разведчики не умеют критически относиться к поведению хитрого врага. А его, как говорится, "не купишь за полушку". Он сам простаков ищет. Выявить все его уловки и в свою очередь обмануть его - одна из серьёзных задач артиллериста-разведчика.

***

Артиллерийская разведка должна быть творческой. Надо заимствовать всё новое, что рождается повседневно в ходе войны, пополнять опыт.
Расскажу вам несколько эпизодов из моей практики артиллерийской разведки.
В прошлом году я был начальником разведки в одном из артиллерийских подразделений. С трудом мне удалось привить бойцам чувство осторожности в разведке, на что я особенно напирал, обучая их. Требование самой тщательной маскировки, например, некоторые бойцы считали чуть ли не проявлением трусости начальника. Безрассудная удаль предпочиталась ими. Во время боёв, такие удальцы припомнили мои советы и поблагодарили меня в душе.
То обстоятельство, что они всё время оставались незримыми для врага, дало им возможность выведать многое такое, чего сразу и не приметишь.
В районе населённого пункта Г. на окраине старого парка мы заняли выгодный рубеж обороны. Местность позволяла нам выдвинуть наблюдателей на 250 м вперёд от переднего края. Посадили, разведчиков всюду: на деревьях, в кустах, в специально оборудованных землянках, некоторых выбросили в нейтральную зону. Они не отходили от своих приборов, следили за каждым движением врага. Порой ошибались, но в конце концов разгадали затею немцев.

***

Разведчик должен строго взвешивать факты и подвергать их всестороннему рассмотрению. Тогда только можно сделать правильный вывод.
В селе З. наши разведчики засекли 68 огневых точек. Создавалось такое впечатление, что перед нами неприступная оборона. Это подтверждалось и данными аэрофотосъёмки.
Показалось мне всё это сомнительным. Собрал я разведчиков и приказал им непрерывным наблюдением проверить данные. Они установили, что немцы наделали много ложных огневых точек. На лесной опушке навалены были груды срубленных веток, насыпаны бугры. Всё это было замаскировано, правда, небрежно. На первый взгляд казалось, что тут "что-то есть" - блиндаж, ДЗОТ. Тем более, что ночью отсюда били автоматчики. Появлялись и кочующие орудия.
Всю эту вражескую паутину надо было распутать. Вскоре наши разведчики научились отличать ложную огневую точку от настоящей. А последних вместо 68 оказалось всего лишь четыре.

***

Иногда враг идёт на такие тонкие уловки, что приходится "пошевелить мозгами". У нас были такие случаи.
Разведчик тов. Наумкин, наблюдавший ночью, заметил в населённом пункте горящий дом, вокруг которого с гиканьем бегали немцы, кто с ведром, кто с топором. Сообразительный боец решил посмотреть днём, что там останется, и установил прибор на этот дом. Что же, вы думаете, оказалось?
Это была просто инсценировка пожара. Дом немцы разобрали, а в подвале оборудовали двухамбразурную ДЗОТ. Но схитрили не до конца. Боец обратил внимание: дома нет, но и пепла не видать. В тот же день ДЗОТ была разрушена.
Или вот вам ещё пример: несколько дней подряд немцы возили на опушку леса и обратно пустые ящики, желая создать видимость, что здесь склад боеприпасов. И подводы меняли, и коней. А настоящий склад обнаружили мы в 600 м правее. И как обнаружили? Две ночи лежал во ржи наш разведчик. На третью ночь, когда немцы пустили осветительные ракеты, он и увидел: ползут во ржи фрицы с тяжёлыми ящиками. Взорвали мы склад.
Наши разведчики на хитрость врага отвечали тем же и довольно удачно.
Оборудовали мы в одном парке наблюдательный пункт. Впереди росла густая трава. Сначала мы её щипали руками, а потом нам надоело, решили скосить. Эта неосторожность и подвела нас. Противник обнаружил амбразуру НП и начал нас поливать огнём из пулемётов. Пришлось оборудовать новый наблюдательный пункт. Но и старый не бросили, сделав его ложным НП." Двое суток с него корректировали огонь и затем перешли на новый. За ложным продолжали ухаживать, соблюдая все правила маскировки.
Когда немцы накрывали наш ложный НП, мы прекращали стрельбу. Пусть думают, что ослепили нас. А тем временем с нового НП засекали вражескую батарею. И вывели, наконец, её из строя. Нашей уловки так и не разгадал враг. По ложному НП он выпустил более 1000 снарядов.
За три месяца обороны мы не потеряли ни одного разведчика. Вот что значит осторожность и внимательное изучение противника.