Текущее время: Сб май 26, 2018 10:56:04

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 8 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Октябрь 1993 года.
СообщениеДобавлено: Пт сен 30, 2011 17:12:01 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср окт 04, 2006 7:23:49
Сообщения: 2107
Близится 18-и летие трагической бойни, про которую мне (а я тогда был еще совсем юным школьником) никогда не хотелось ни читать, ни слушать, ни обсуждать.
а вот теперь приходит понимание необходимости хорошенько разобраться "кто прав, кто виноват".

информации в интернете много, но я не уверен, что среди этой кучи застарелой информации ощутимая часть адекватного описания событий и взвешенного анализа причин и последствий.

помогите, пожалуйста, разобраться в вопросе. порекомендуйте источники, откуда я бы смог подчерпнуть пищу для размышлений.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт сен 30, 2011 21:39:04 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср авг 03, 2011 19:02:14
Сообщения: 186
Все до безобразия просто.Сравниваете состояние страны до и после.
Например 1920-1940, период после страшной войны 1945-1965 и 1991-2011. :cry:


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт сен 21, 2012 9:46:21 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 13:53:14
Сообщения: 595
Всем доброго дня!
Тихая Годовщина.
21 сентября 1993 года N 1400 УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Любознательным для размышлений. Текста много. Для неспешного чтения. Интересное, на мой взгляд, с позиции обеспечения правовыми инструментами мотивированного входа в переворот и последующего его прикрытия выделено жирным.
С уважением, Онего.

1.
21 сентября 1993 года N 1400 УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(в ред. Указов Президента РФ от 01.10.1993 N 1557, от 11.10.1993 N 1625)

В Российской Федерации сложилась политическая ситуация, угрожающая государственной и общественной безопасности страны.
Прямое противодействие осуществлению социально - экономических реформ, открытая и повседневно осуществляемая в Верховном Совете обструкция политики всенародно избранного Президента Российской Федерации, попытки непосредственного осуществления функций исполнительной власти вместо Совета Министров со всей очевидностью свидетельствуют о том, что большинство в Верховном Совете Российской Федерации и часть его руководства открыто пошли на прямое попрание воли российского народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года. Тем самым грубо нарушен Закон о референдуме, согласно которому решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации.
Съезд и Верховный Совет предпринимают систематические и все более активные усилия узурпировать не только исполнительную, но даже и судебную функции.
В то же время ими до сих пор не только не создана законодательная основа реализации Федеративного договора, но принимаемые решения зачастую прямо противоречат федеративной природе Российского государства.
Конституционная реформа в Российской Федерации практически свернута. Верховный Совет блокирует решения Съездов народных депутатов Российской Федерации о принятии новой Конституции.
В текущей работе Верховного Совета систематически нарушаются его регламент, порядок подготовки и принятия решений. Обычной практикой на сессиях стало голосование за отсутствующих депутатов, что фактически ликвидирует народное представительство.
Таким образом, разрушаются сами основы конституционного строя Российской Федерации: народовластие, разделение властей, федерализм. Еще не успев возникнуть и окрепнуть, дискредитируется сам принцип парламентаризма в Российской Федерации.
В сложившихся условиях единственным, соответствующим принципу народовластия средством прекращения противостояния Съезда, Верховного Совета, с одной стороны, Президента и Правительства, с другой, а также преодоления паралича государственной власти являются выборы нового парламента Российской Федерации. Такие выборы не являются досрочными выборами Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации и не нарушают волю народа, выраженную на референдуме 25 апреля 1993 года.
Необходимость выборов диктуется также тем, что Российская Федерация - это новое государство, пришедшее на смену РСФСР в составе СССР и ставшее международно признанным продолжателем Союза ССР.
Учитывая, что в действующей Конституции Российской Федерации не предусмотрена процедура принятия новой Конституции, политические партии и движения, группы депутатов, участники Конституционного совещания, представители общественности неоднократно обращались к Президенту Российской Федерации с предложением незамедлительно назначить выборы в новый Федеральный Парламент.
Стремясь к ликвидации политического препятствия, не дающего народу самому решать свою судьбу;
учитывая неудовлетворяющее парламентским стандартам качество работы Верховного Совета и Съезда народных депутатов Российской Федерации;
принимая во внимание, что безопасность России и ее народов - более высокая ценность, нежели формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти;
в целях:
сохранения единства и целостности Российской Федерации;
вывода страны из экономического и политического кризиса;
обеспечения государственной и общественной безопасности Российской Федерации;
восстановление авторитета государственной власти;
основываясь на статьях 1, 2, 5, 121.5 Конституции Российской Федерации, итогах референдума 25 апреля 1993 года, постановляю:
1. Прервать осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Съездом народных депутатов Российской Федерации и Верховным Советом Российской Федерации. До начала работы нового двухпалатного парламента Российской Федерации - Федерального Собрания Российской Федерации и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.
Конституция Российской Федерации, законодательство Российской Федерации и субъектов Российской Федерации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу.
Гарантируются установленные Конституцией и законами права и свободы граждан Российской Федерации.
2. Конституционной комиссии и Конституционному совещанию представить к 12 декабря 1993 года единый согласованный проект Конституции Российской Федерации в соответствии с рекомендациями рабочей группы Конституционной комиссии.
3. Временно до принятия Конституции и Закона Российской Федерации о выборах в Федеральное Собрание Российской Федерации и проведения на основе этого Закона новых выборов:
- ввести в действие Положение о федеральных органах власти на переходный период, подготовленное на основе проекта Конституции Российской Федерации, одобренного Конституционным совещанием 12 июля 1993 года;
- наделить Совет Федерации функциями палаты Федерального Собрания Российской Федерации со всеми полномочиями, предусмотренными Положением о федеральных органах власти на переходный период.
Установить, что осуществление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу.
4. Ввести в действие Положение о выборах депутатов Государственной Думы, разработанное народными депутатами Российской Федерации и Конституционным совещанием.
Провести в соответствии с указанным Положением выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
Федеральному Собранию рассмотреть вопрос о выборах Президента Российской Федерации.
5. Назначить выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации на 11 - 12 декабря 1993 года.
6. Образовать Центральную избирательную комиссию по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и поручить ей совместно с нижестоящими избирательными комиссиями в пределах их компетенции организацию выборов и обеспечение избирательных прав граждан Российской Федерации при проведении выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации.
Всем государственным органам и должностным лицам оказывать необходимое содействие избирательным комиссиям по выборам в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации и пресекать любые акты и действия, направленные на срыв выборов в Государственную Думу, от кого бы они ни исходили.
Лиц, препятствующих осуществлению избирательного права гражданами Российской Федерации, привлекать к уголовной ответственности в соответствии со статьей 132 УК РСФСР.
7. Расходы, связанные с проведением выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, отнести на счет средств республиканского бюджета Российской Федерации.
8. Полномочия представительных органов власти в субъектах Российской Федерации сохраняются.
9. Заседания Съезда народных депутатов Российской Федерации не созываются.
Полномочия народных депутатов Российской Федерации прекращаются. Права граждан, бывших народными депутатами Российской Федерации, в том числе трудовые, гарантируются.
Полномочия народных депутатов - делегатов Российской Федерации на пленарных заседаниях и представителей в комиссиях Межпарламентской ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств подтверждаются Президентом Российской Федерации.
Народные депутаты Российской Федерации, являющиеся членами Конституционной комиссии Съезда народных депутатов Российской Федерации, могут продолжать работу в составе Комиссии в качестве экспертов.
Сотрудники аппарата Верховного Совета Российской Федерации и обслуживающий персонал направляются в отпуск до 13 декабря 1993 года с сохранением содержания.
10. Предложить Конституционному Суду Российской Федерации не созывать заседания до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации.
11. Совет Министров - Правительство Российской Федерации осуществляет все предусмотренные Конституцией Российской Федерации полномочия, с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом, а также законодательством.
Совет Министров - Правительство Российской Федерации обеспечивает бесперебойную и согласованную деятельность органов государственного управления.
Совету Министров - Правительству Российской Федерации принять в свое ведение все организации и учреждения, подчиненные Верховному Совету Российской Федерации, и провести необходимую их реорганизацию, имея в виду исключение дублирования соответствующих правительственных структур. Принять необходимые меры по трудоустройству высвобождающихся сотрудников. Осуществить правопреемство в отношении полномочий Верховного Совета Российской Федерации как учредителя во всех сферах, где учредительство предусмотрено действующим законодательством.
12. Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собрания Российской Федерации руководствуется указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации и подотчетен Правительству Российской Федерации.
13. Генеральный прокурор Российской Федерации назначается Президентом Российской Федерации и ему подотчетен впредь до начала работы вновь избранного Федерального Собрания Российской Федерации.
Органы Прокуратуры Российской Федерации руководствуются в своей деятельности Конституцией Российской Федерации, а также действующим законодательством с учетом изменений и дополнений, введенных настоящим Указом.
14. Министерству внутренних дел Российской Федерации, Министерству безопасности Российской Федерации, Министерству обороны Российской Федерации принимать все необходимые меры по обеспечению государственной и общественной безопасности в Российской Федерации с ежедневным докладом о них Президенту Российской Федерации.
15. Министерству иностранных дел Российской Федерации информировать другие государства, генерального секретаря ООН о том, что проведение выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации диктуется стремлением сохранить демократические преобразования и экономические реформы. Такое решение полностью соответствует основам конституционного строя Российской Федерации, прежде всего принципам народовластия, разделения властей, федерализма, и опирается на волеизъявление народа Российской Федерации, выраженное на референдуме 25 апреля 1993 года.
16. Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" внести на рассмотрение Федерального Собрания Российской Федерации.
17. Настоящий Указ вступает в силу с момента подписания.

* * *

Выражаю надежду, что все, кому дороги судьба России, интересы процветания и благополучия ее граждан, поймут необходимость проведения выборов в Государственную Думу Федерального Собрания для мирного и легитимного выхода из затянувшегося политического кризиса.
Прошу граждан России поддержать своего Президента в это переломное для судьбы страны время.

Президент
Российской Федерации
Б.ЕЛЬЦИН
Москва, Кремль 21 сентября 1993 года N 1400

Этим же Указом введено в действие:
ПОЛОЖЕНИЕ О ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНАХ ВЛАСТИ НА ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД
(в ред. Указов Президента РФ от 01.10.1993 N 1557, от 11.10.1993 N 1625)



2.
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ЗАКЛЮЧЕНИЕ от 21 сентября 1993 г. N З-2

О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н.ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К
ГРАЖДАНАМ РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, заместителя Председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской Федерации, связанные с его Указом от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года, руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и частью четвертой статьи 1, статьями 74 и 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, пришел к
заключению:

Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, абзацу третьему пункта 11 статьи 121.5, статье 121.6, части второй статьи 121.8, статьям 165.1, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121.10 и 121.6 Конституции Российской Федерации.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.Д.РУДКИН
2.1. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Э.М. АМЕТИСТОВА ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К ГРАЖДАНАМ
РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

21 сентября 1993 года в 20.00 по московскому времени Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин выступил по телевидению с Обращением к гражданам России. Одновременно с этим вступил в силу Указ Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации".
Спустя два часа Конституционный Суд Российской Федерации по предложению судьи В.О. Лучина приступил к рассмотрению дела о соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина, связанных с упомянутыми Указом и Обращением. В тот же день Конституционный Суд дал заключение по рассмотренному делу, в котором признал, что данные Указ и Обращение не соответствуют ряду статей Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности.
При этом в ходе рассмотрения дела и в связи с ним Конституционным Судом был допущен ряд нарушений Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и Конституции Российской Федерации, излагаемых ниже.
1. Предметом рассмотрения Конституционного Суда кроме Указа Президента стало его Обращение к гражданам России. В нем содержится оценка сложившейся в стране политической ситуации и излагаются меры, которые предполагается принять для преодоления кризиса государственной власти в Российской Федерации, в том числе посредством издания упомянутого Указа. Таким образом, по своему содержанию Обращение является не чем иным, как политическим заявлением о намерениях.
Следовательно, приняв к рассмотрению данное Обращение и дав свое заключение по нему, Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 1 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, в соответствии с которой Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы.
2. Рассмотренный Конституционным Судом Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" по своему юридическому характеру относится к издаваемым Президентом Российской Федерации нормативным актам, проверка конституционности которых осуществляется в соответствии с правилами главы 2 ("Рассмотрение дел о конституционности международных договоров и нормативных актов") раздела III Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Однако Конституционный Суд рассматривал Указ в порядке, предусмотренном главой 4 "("Дача заключений") этого же раздела. В части третьей статьи 74 названного Закона установлено, что Конституционному Суду запрещается давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта.
Таким образом, приняв к рассмотрению вышеупомянутый Указ в порядке, предусмотренном главой 4 раздела III Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, и дав по нему свое заключение, Конституционный Суд нарушил часть третью статьи 74 этого же Закона.
3. Придя к заключению о неконституционности рассмотренных Указа и Обращения, Конституционный Суд сделал вывод о том, что это служит "основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121.10 или 121.6 Конституции Российской Федерации".
Но, во-первых, ни та ни другая статья Конституции не предусматривает каких-либо "иных специальных механизмов ответственности" кроме прекращения полномочий и отрешения от должности, что по своей сути одно и то же. Во-вторых, порядок прекращения полномочий, предусмотренный в статье 121.6, никак не связан с дачей Конституционным Судом заключения и не нуждается в нем. И, в-третьих, отсылка к статье 121.10 также некорректна. Из анализа этой статьи Конституции и сопоставления ее со статьей 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации следует, что если во всех других случаях, предусмотренных статьей 74 Закона, Конституционный Суд может давать заключение по собственной инициативе, то заключение о соответствии Конституции действий и решений Президента и вице-президента Российской Федерации может даваться Судом только по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат. Такой инициативы, однако, проявлено не было, и Конституционный Суд, как указывалось выше, дал заключение по собственной инициативе, на что в данном случае вообще не имел права, и, таким образом, нарушил статью 121.10 Конституции Российской Федерации.
4. За два часа до начала судебного заседания Председатель Конституционного Суда участвовал в пресс-конференции в здании Верховного Совета Российской Федерации, где дал резко негативную оценку Обращению и Указу Президента. С такой же оценкой выступил и один из судей. Оба выступления были публичными и транслировались по телевидению. Тем самым была высказана заинтересованность указанных членов Конституционного Суда в определенных результатах рассмотрения дела. Согласно части третьей статьи 27 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации судья обязан заявить самоотвод и подлежит по его просьбе освобождению от участия в рассмотрении дела в случае, если его объективность может вызвать сомнения вследствие его прямой или косвенной заинтересованности в исходе рассмотрения. Таких самоотводов, однако, заявлено не было, а значит, налицо нарушение соответствующего положения Закона.
5. В заседание Конституционного Суда не были приглашены ни должностное лицо, о конституционности действий и решений которого давалось заключение, или его представитель, ни другие возможные участники заседания. Они даже не были в установленном порядке извещены о рассмотрении дела, не говоря уже о направлении им в установленные сроки - за десять дней до заседания - необходимых документов. То же правило не было соблюдено и в отношении самих судей. Следовательно, были нарушены часть четвертая статьи 36 и часть седьмая статьи 41 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации.
6. Все эти нарушения процедуры, установленной Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, не позволили обеспечить полноту и всесторонность разбирательства, как того требует часть вторая статьи 35 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Сложнейший вопрос государственной важности был решен в течение двух часов, при этом ни Обращение Президента, ни его Указ не анализировались детально, по частям и статьям, а оценивались в целом.
Многочисленные нарушения Закона, отмеченные выше, свидетельствуют о том, что при рассмотрении данного дела Конституционным Судом была нарушена часть вторая статьи 4 Конституции Российской Федерации, согласно которой государственные организации, должностные лица обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы Российской Федерации. Соответственно были нарушена и статья 184 Конституции Российской Федерации, согласно которой все законы и иные акты государственных органов Российской Федерации, следовательно и судебные решения, должны издаваться на основе и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.
7. Что же касается оценки содержания Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", то в нем имеются положения, формально выходящие за пределы полномочий Президента, установленных Конституцией Российской Федерации, например прерывание функций Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, назначение новых выборов. Однако эти положения необходимо рассматривать в неразрывной связи, во-первых, с причинами издания Указа и его целями, изложенными в преамбуле, во-вторых, с правами и обязанностями Президента, установленными Конституцией, и, в-третьих, с определенными особенностями Конституции Российской Федерации, касающимися исполнения Президентом его прав и обязанностей.
Из преамбулы Указа следует, что он принят в целях исполнения воли российского народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года, которая грубо попирается Съездом народных депутатов и Верховным Советом Российской Федерации, в подтверждение чего приводятся многочисленные факты. При этом необходимо учитывать часть вторую статьи 2 Конституции Российской Федерации, согласно которой народ осуществляет государственную власть не только через Советы народных депутатов, но и непосредственно, то есть через референдум, и статью 1 Закона о референдуме Российской Федерации, где установлено, что решения, принятые российским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации. Это, по нашему мнению, означает, что решение референдума по какому-либо конкретному вопросу обладает большей юридической силой, чем любые другие законы и даже Конституция Российской Федерации, ибо это решение есть прямое и высшее выражение народовластия.
На апрельском референдуме 1993 года такое решение было вынесено по двум вопросам - о доверии Президенту Б.Н. Ельцину и о поддержке социально-экономической политики Правительства. Следовательно, любые попытки отрешить от должности или другим путем лишить полномочий законного Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и любые попытки противодействовать проводимым Президентом и Правительством экономическим реформам противоречат высшей воле российского народа, противоправны и нелегитимны. Именно такие попытки предпринимались и предпринимаются большинством депутатов и руководства Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, что также подтверждается многочисленными фактами, приводимыми в преамбуле Указа. Эта антинародная, противоправная деятельность угрожает самому будущему страны, единству и целостности Российской Федерации, ее суверенитету. Она нарушает и конкретные положения Конституции Российской Федерации, в частности часть вторую статьи 17, согласно которой государство обязано обеспечить развитие рыночного механизма. Деятельность Съезда и Верховного Совета, указывается в преамбуле, нарушает и важнейшие права граждан Российской Федерации, например голосование за отсутствующих депутатов фактически ликвидирует право на народное представительство, закрепленное в статье 47 Конституции Российской Федерации, и т.п.
Вместе с тем Президент, согласно статье 121.4 Конституции, обязан защищать суверенитет Российской Федерации, охранять права и свободы человека и гражданина, права народов Российской Федерации и добросовестно исполнять другие возложенные на него народом обязанности. Однако действующая Конституция не дает Президенту прав и полномочий, достаточных для выполнения этих его обязанностей в случаях, когда угроза суверенитету, единству и целостности государства, правам и свободам человека исходит от органов законодательной власти - Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. Именно поэтому, опираясь на высшую волю народа, выраженную в решении референдума, и будучи обязанным обеспечить ее исполнение, Президент и предпринял меры, изложенные в Указе. В настоящее время сделать однозначный вывод о степени соответствия этих мер высшим целям и задачам Конституции Российской Федерации не представляется возможным. Для этого необходимо изучить практику реализации предпринятых мер и судить об их конституционности и легитимности в зависимости от того, в какой степени они обеспечат осуществление решений, принятых на референдуме 25 апреля 1993 года.

2.2. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Н.В. ВИТРУКА ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К ГРАЖДАНАМ
РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

Заключение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года вынесено с нарушением большого числа материальных и процессуальных норм Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, что ставит под сомнение его объективность и законность. На эти нарушения обращалось внимание председательствовавшего в заседании Председателя Конституционного Суда В.Д. Зорькина.
В заседании прежде всего был поставлен вопрос о предмете рассмотрения дела и соответствующей процедуре, предусмотренной Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, а именно: подлежит ли проверке на конституционность Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" (статья 57) или же Конституционный Суд дает заключение относительно соответствия Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации, если согласно Конституции Российской Федерации неконституционность этих действий и решений служит основанием для отрешения Президента от должности или приведения в действие иного специального механизма его ответственности (статья 74)?
Как показал ход заседания, оценке подвергался лишь Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Обращение Президента к гражданам России 21 сентября 1993 года было лишь кратким изложением содержания данного Указа. Какими-либо дополнительными сведениями о действиях и решениях Президента Российской Федерации, связанных с его подготовкой и обнародованием, Конституционный Суд не располагал.
В резолютивной части заключения Конституционного Суда Российской Федерации говорится о несоответствии Конституции Российской Федерации Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", а не действий и решений Президента Российской Федерации, как это определено в формуле предмета дела, требующего соответствующей процедуры его рассмотрения. Такая противоречивость заключения Конституционного Суда не случайна. Она свидетельствует о нарушении требований Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Согласно части третьей статьи 74 Закона Конституционному Суду Российской Федерации "запрещается давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта или обыкновения правоприменительной практики". Данное положение Закона было проигнорировано. Более того, Закон запрещает Конституционному Суду по собственной инициативе проверять нормативные акты на соответствие Конституции Российской Федерации.
Согласно части второй статьи 74 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации Конституционный Суд имеет право давать заключения по собственной инициативе. Однако это не исключает обязательного письменного предложения судьи Конституционного Суда в качестве повода к даче заключения. Как было объявлено Председателем Конституционного Суда В.Д. Зорькиным, такое предложение поступило от судьи В.О. Лучина. Однако самого текста с обоснованием материально-правового и процессуально-правового характера возможности принятия и рассмотрения его предложения представлено не было. Все совершилось в режиме "процедурного экспромта".
Как известно (и об этом шла речь в судебном заседании), действующая Конституция Российской Федерации содержит две статьи, посвященные одному предмету - отрешению от должности Президента Российской Федерации. Статья 121.6 говорит о немедленном прекращении полномочий Президента в случае, если полномочия Президента Российской Федерации используются для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти. Статья 121.10 предусматривает обычную в мировой практике процедуру отрешения от должности (импичмент) Президента и вице-президента Российской Федерации. Согласно этой процедуре такое решение принимается Съездом народных депутатов Российской Федерации на основании заключения Конституционного Суда Российской Федерации большинством в две трети голосов от общего числа народных депутатов Российской Федерации по инициативе Съезда народных депутатов Российской Федерации, Верховного Совета Российской Федерации или одной из его палат.
Содержание статьи 121.6 противоречит содержанию статьи 121.10 Конституции Российской Федерации. В силу этого, а также в силу отсутствия какого-либо механизма реализации положений статьи 121.6 Конституционный Суд не вправе был обращаться к данной статье Конституции Российской Федерации. На это указало большинство судей, однако председательствовавший в заседании В.Д. Зорькин вопреки воле большинства ставил на голосование формулировки, оправдывающие действие статьи 121.6 Конституции Российской Федерации.
Конституционный Суд Российской Федерации, признав действия и решения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина не соответствующими Конституции Российской Федерации, не имел права квалифицировать это несоответствие в качестве основания отрешения Президента Российской Федерации от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности. Определение характера конституционного правонарушения, степени его общественной опасности, достаточности этого правонарушения для того или иного вида конституционной ответственности - прерогатива Съезда народных депутатов Российской Федерации, а не Конституционного Суда Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд Российской Федерации при вынесении заключения от 23 марта 1993 года о соответствии Конституции Российской Федерации действий и решений Президента Российской Федерации в связи с его Обращением к гражданам России 20 марта 1993 года.
Председательствовавший в заседании В.Д. Зорькин нарушил элементарные требования постановки на голосование окончательной формулы заключения, состоящей из четырех вопросов (элементов): 1) соответствуют ли Конституции Российской Федерации действия и решения Президента Российской Федерации; 2) являются ли они основанием для отрешения Президента Российской Федерации от должности или приведения в действие иного механизма его ответственности; если на второй вопрос дается положительный ответ, то механизм ответственности Президента Российской Федерации приводится в действие 3) в порядке статьи 121.10 или 4) в порядке статьи 121.6 Конституции Российской Федерации. Голосование должно было проводиться последовательно по указанным вопросам, и по его результатам должно было быть проведено голосование окончательной формулы заключения. Председательствующий нарушил этот порядок голосования, не дал возможности текстуально (в письменном виде) изложить формулу заключения, не уточнил форму голосования (открытое, поименное и т.п.), исключил звукозапись и протоколирование заседания (велась только стенограмма).
Заседание было открыто без меня (я находился за городом), мне не дали возможности даже ознакомиться с текстом Указа Президента Российской Федерации "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации". Общий ход заседания (его молниеносная быстрота, постоянное нагнетание психоза со стороны председательствующего В.Д. Зорькина о полном крушении конституционного строя и т.п., прямое игнорирование норм процедуры ведения заседания, нежелание разрешать спорные вопросы права и т.д.) не давал возможности полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела.
В силу изложенного нельзя согласиться с заключением Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года.

2.3. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ А.Л. КОНОНОВА ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К ГРАЖДАНАМ РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

Приступив к рассмотрению данного вопроса, Конституционный Суд нарушил целый ряд норм Закона о Конституционном Суде Российской Федерации и, соответственно, статьи 121.10 и 165.1 Конституции Российской Федерации. Так, из части второй статьи 121.10 однозначно следует, что инициатива применения предусмотренного данной статьей порядка отрешения Президента от должности может быть проявлена лишь теми органами, которые перечислены в этой норме. Конституционный Суд среди них не значится. Кроме того, совершенно очевидно, что в данном конкретном случае оценка конституционности "действий и решений" Президента Российской Федерации неразрывно связана с оценкой конституционности его Указа от 21 сентября 1993 г. N 1400 и без этого невозможна. Однако Закон о Конституционном Суде Российской Федерации не предусматривает дачу заключений по вопросу о проверке конституционности нормативных актов по собственной инициативе, а часть третья статьи 74 Закона прямо запрещает Суду "давать заключения по вопросам, которые могут быть предметом рассмотрения в его заседании по делу о конституционности нормативного акта".
В нарушение положений статей 28, 29, 34, 36 - 44, 57 - 65 того же Закона закрытое заседание Конституционного Суда проходило в спешном порядке, без какой-либо подготовки, изучения вопроса, без извещения, вызова и заслушивания стороны, издавшей нормативный акт, без выяснения и оценки конкретных обстоятельств, мотивов и аргументов подготовки Указа и Обращения Президента Российской Федерации. Это тем более недопустимо, поскольку Конституционный Суд фактически заочно и без соблюдения процедуры, в нарушение всех принципов правосудия, по собственной инициативе вопреки требованиям части второй статьи 121.10 предрешил вопрос об обвинении и конституционной ответственности главы исполнительной власти - высшего должностного лица государства. Уклонившись от рассмотрения правовых аргументов, изложенных в Обращении и Указе Президента Российской Федерации, и ограничившись сугубо формальными ссылками на противоречивые в ряде случаев и вызывающие сомнения в их правовом характере положения Конституции, Конституционный Суд лишился возможности разрешить настоящий вопрос не догматическим толкованием, а исходя из общих начал и смысла Конституции, из общих принципов права, что предусмотрено и Законом о Конституционном Суде Российской Федерации (например, пунктом 6 части первой статьи 62).
В связи с обвинением Президента Российской Федерации в роспуске либо приостановлении деятельности Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации Конституционный Суд обязан был рассмотреть вопрос о легитимности этих органов, избранных в период существования тоталитарной, признанной Судом же антиконституционной государственной структуры - КПСС, в ином, не существующем ныне государственном образовании - РСФСР, и не получивших поддержки большинства голосовавших на всенародном референдуме 25 апреля 1993 года.
Учитывая многочисленные обращения политических партий и движений, групп депутатов, участников Конституционного совещания, представителей общественности о незамедлительном назначении выборов в новый федеральный парламент, на которые Президент ссылается в своем Указе и которые совпадают, по сути, с народным волеизъявлением, Конституционный Суд вправе был пересмотреть свое сыгравшее деструктивную роль Постановление от 21 апреля 1993 года о порядке подведения итогов референдума в части порядка подсчета голосов по вопросу о досрочных выборах народных депутатов. Последнее, по нашему мнению, противоречит мировой практике, попирает право и волю политически активных граждан непосредственно участвовать в делах общества и осуществлять государственную власть через референдум, а значит, и конституционный принцип народовластия.
Конституционный Суд должен был учесть, что в действующей Конституции Российской Федерации отсутствуют нормы, обеспечивающие принятие Съездом и Верховным Советом решений, соответствующих волеизъявлению народа на референдуме, побуждающие к таким изменениям конституционного законодательства, которые способствовали бы разрешению существующих противоречий в сфере разделения полномочий исполнительной и законодательной властей, устанавливающие ответственность высших представительных органов за узурпацию власти, грубое нарушение основных конституционных принципов, законодательный произвол и попрание правовых процедур законотворчества. В Конституции отсутствуют также нормы, предусматривающие порядок и процедуру принятия новой Конституции. Таким образом, налицо не только правовой вакуум, но и правовой тупик, выход из которого на основе лишь формального следования "писаным нормам" невозможен.
Конституционный Суд проигнорировал также содержащиеся в Обращении и Указе Президента многочисленные факты нарушения Съездом и Верховным Советом Российской Федерации основополагающих принципов Конституции (что, кстати, констатировалось и во многих постановлениях Конституционного Суда), дискредитации ими идей парламентаризма, разрушения основ конституционного строя, приведшие Президента к выводу о том, что в сложившихся условиях единственным соответствующим принципу народовластия средством прекращения этого противостояния, преодоления паралича государственной власти являются выборы нового парламента Российской Федерации.
Это особенно важно, поскольку, исходя из общепризнанных принципов права, любой вид юридической ответственности исключается при наличии крайней необходимости. Конституционный Суд, решая вопрос об ответственности Президента, не только не опроверг, но даже не обсуждал основной аргумент, содержащийся в его Указе, - действовал ли Президент в ситуации крайней необходимости, когда "формальное следование противоречивым нормам, созданным законодательной ветвью власти" и дальнейшее промедление в разрешении возникшего кризиса угрожало безопасности государства и народа, демократическим преобразованиям и экономическим реформам и эта угроза не могла быть устранена в сложившихся обстоятельствах другими средствами, а цена нарушения менее значима, чем предотвращенный вред. Перечень защищаемых целей и ценностей в Указе Президента достаточно очевиден. Кроме того, Президент прямо сослался на свои конституционные обязанности по обеспечению государственной и общественной безопасности в стране, охране прав и свобод человека и гражданина, а также на реализацию води народа, выраженной на референдуме 25 апреля 1993 года, убедительно подтвердившем доверие Президенту и его политическому курсу.
Поэтому сугубо оценочными, релятивными и немотивированными представляются выводы Конституционного Суда о нарушении Президентом именно тех конституционных обязанностей, которые он приводит в качестве оснований своих действий (абзац третий пункта 11 статьи 121.5), или конституционных принципов, в защиту которых он как раз выступает (часть вторая статьи 1, статья 3). Напротив, Указ Президента не только не затрагивает основ конституционного строя, но и однозначно нацелен на сохранение и защиту таких конституционных принципов, как народовластие, народное представительство, разделение властей, федерализм и права субъектов федерации, парламентаризм и охрана прав и свобод человека и гражданина.
За пределами исследования и оценки Конституционного Суда фактически остались и те положения Указа, из которых следует, что Указ носит вынужденный, временный характер, направлен на осуществление конституционных реформ, ставит своей основной задачей обеспечение "мирного и легитимного выхода из затянувшегося кризиса" путем обращения к волеизъявлению народа и проведения демократических выборов высшего представительного органа власти. При этом и в переходной период законодательные функции не узурпируются и не остаются в руках Президента и исполнительной власти. Более того, Указ (см. пункт 16) вносится на рассмотрение Федерального собрания (Совета Федерации), которое и должно решить его судьбу.
Совершенно несостоятельной представляется ссылка Конституционного Суда на статью 121.6 Конституции Российской Федерации как на основание прекращения полномочий Президента. По нашему мнению, данная норма вообще не может применяться ввиду как полной неопределенности процедуры, так и отсутствия даже элементарных правовых гарантий против ее произвольного толкования и применения. Она прямо противоречит порядку отрешения Президента от должности, предусмотренному статьей 121.10 Конституции. Кроме того, в Конституционном Суде уже длительное время находится надлежащим образом оформленное ходатайство группы народных депутатов Российской Федерации о проверке конституционности именно этой нормы, что по смыслу Закона о Конституционном Суде Российской Федерации делает невозможным ссылку на нее как на правомерную и действующую до разрешения данного ходатайства по существу.
Таким образом, заключение Конституционного Суда Российской Федерации было принято с грубым нарушением процессуальных норм, при полном отсутствии каких-либо попыток исследования тех обстоятельств, которые входят в исключительную компетенцию Конституционного Суда, что повлекло за собой неадекватность оценок и необоснованность его выводов.

2.4. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Т.Г. МОРЩАКОВОЙ ПО ЗАКЛЮЧЕНИЮ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА О СООТВЕТСТВИИ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕЙСТВИЙ И РЕШЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Б.Н. ЕЛЬЦИНА, СВЯЗАННЫХ С ЕГО УКАЗОМ ОТ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА "О ПОЭТАПНОЙ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" И ОБРАЩЕНИЕМ К ГРАЖДАНАМ
РОССИИ 21 СЕНТЯБРЯ 1993 ГОДА

1. Конституционный Суд Российской Федерации, как говорится в его заключении, дал оценку действиям и решениям Президента, выразившимся в издании Указа и в Обращении к гражданам России. Фактически признан не соответствующим Конституции Указ Президента от 21 сентября 1993 года. Обращение Президента к гражданам России не имеет собственного правового содержания, выходящего за пределы предмета Указа. Однако Конституционный Суд, в соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации, вправе оценивать конституционность правовых актов только при наличии ходатайства об этом. Ни один из субъектов, управомоченных Законом на обращение с ходатайством, в Конституционный Суд не обращался. Поэтому Конституционный Суд Российской Федерации был не вправе проверять конституционность названного Указа Президента.
Конституционный Суд в соответствии с Законом о Конституционном Суде Российской Федерации может дать заключение о конституционности действий и решений высших должностных лиц государства по собственной инициативе (часть вторая статьи 74 Закона). Но ему запрещено давать такие заключения по вопросам, которые могут быть предметом его рассмотрения по делу о конституционности нормативного акта (часть третья статьи 74 Закона). Таким образом, по собственной инициативе Конституционный Суд не мог проверять конституционность такого нормативного акта, как Указ Президента.
2. Оценивая конституционность действий Президента Российской Федерации, Конституционный Суд руководствовался статьей 121.10 Конституции Российской Федерации, предусматривающей порядок отрешения Президента от должности, и дал по своей инициативе заключение о наличии в действиях Президента оснований для такого отрешения.
Однако данная норма Конституции предусматривает, что инициатива в постановке вопроса об отрешении Президента от должности может принадлежать лишь Съезду народных депутатов Российской Федерации, Верховному Совету или одной из его палат. Инициатива Конституционного Суда при решении вопроса об импичменте Конституцией Российской Федерации не предусмотрена. Конституционный Суд как высший орган по защите Конституции не вправе применять или толковать в противоречие с Конституцией нормы закона, в том числе Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Утверждая, что действия Президента служат основанием для его отрешения от должности, Конституционный Суд принял решение, которое противоречит не только Конституции, но и части первой статьи 79 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации. Она определяет значение заключения Конституционного Суда и устанавливает, что такое заключение обязывает лишь признать конституционность или неконституционность рассмотренных действий в соответствии с решением Конституционного Суда. Однако оно не должно содержать вывода о том, служит ли это основанием для отрешения от должности. Данное заключение Конституционного Суда противоречит с этой точки зрения также его заключению от 23 марта 1993 года, исходившему из того, что задачи Суда ограничиваются оценкой конституционности рассматриваемых действий.
3. Инициатива Конституционного Суда в постановке вопроса об отрешении Президента от должности выражает активную политическую позицию Суда и не соответствует требованиям части третьей статьи 1 и части четвертой статьи 6 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, согласно которым Конституционный Суд не рассматривает политические вопросы и должен выражать правовую позицию, свободную от практической целесообразности и политических склонностей. Выбор Конституционным Судом по собственной инициативе момента привлечения высших должностных лиц государства к конституционной ответственности является средством политического воздействия.
4. Конституционный Суд при рассмотрении вопроса о неконституционности действий Президента, которая могла бы служить основанием привлечения его к конституционной ответственности, должен был исследовать все обстоятельства, обосновывающие или исключающие такую ответственность, в частности факты, побудившие Президента, как утверждается в Обращении, принять Указ "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и свидетельствующие о нарушениях конституционной законности, конституционных гарантий народовластия, федерализма и демократических прав и свобод. Установление таких фактов не входит в компетенцию никаких других судов или иных органов, кроме Конституционного Суда. При этом Конституционный Суд должен был провести судебное разбирательство, соблюдая все правила процедуры, предусмотренные Законом о Конституционном Суде, включая обязательность предварительного изучения и подготовки вопроса к рассмотрению (часть вторая статьи 41), обеспечение участия в судебном заседании заинтересованных сторон (статья 36), полноты и всесторонности исследования материалов (статья 35). Эти нормы Закона о Конституционном Суде соблюдены не были. Какой-либо сокращенный (упрощенный) порядок судопроизводства в Конституционном Суде Законом не предусмотрен.
5. Указ Президента направлен на организацию выборов нового парламента. Вопрос о необходимости выборов был вынесен на референдум 25 апреля 1993 года. Однако подсчет голосов при подведении итогов референдума проводился в соответствии с Постановлением Съезда народных депутатов Российской Федерации, установившим, что решение считается принятым, если за него проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования. Это решение Съезда было подтверждено Постановлением Конституционного Суда. В моем особом мнении к данному Постановлению была мотивирована необоснованность этой позиции. Более половины граждан, участвовавших в голосовании, высказались на референдуме за проведение новых выборов. В соответствии с частью третьей статьи 35 Закона РСФСР от 16 октября 1990 года "О референдуме РСФСР" это должно быть признано легитимной основой для назначения таких выборов. Полагаю, что решение Конституционного Суда, признавшего иные, необоснованно завышенные Съездом народных депутатов Российской Федерации требования к подсчету голосов в пользу проведения новых выборов, должно быть пересмотрено Конституционным Судом. Воля большинства участвующих в референдуме граждан, подтвердившего необходимость проведения выборов нового состава парламента, не может игнорироваться. Однако Конституционный Суд не рассмотрел и не учел значение данного обстоятельства при оценке конституционности Указа Президента по содержанию.
Исходя из изложенного, полагаю, что Конституционный Суд Российской Федерации был не вправе дать заключение об основаниях отрешения Президента Российской Федерации от должности.

3. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Именем Российской Федерации
ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 21 апреля 1993 г. No. 8-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ВТОРОЙ ПУНКТА 2 ПОСТАНОВЛЕНИЯ СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 МАРТА 1993 ГОДА "О ВСЕРОССИЙСКОМ РЕФЕРЕНДУМЕ 25 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА, ПОРЯДКЕ ПОДВЕДЕНИЯ ЕГО ИТОГОВ И МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕФЕРЕНДУМА"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.Д. Зорькина, заместителя председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аместитова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева
с участием представителя группы народных депутатов Российской Федерации, направившей ходатайство в Конституционный Суд Российской Федерации, И.Л. Гуриновича - члена Московской городской коллегии адвокатов; представителя стороны, издавшей рассматриваемое Постановление, - Б.С. Крылова - доктора юридических наук,…
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности части второй пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума".
Поводом к рассмотрению дела согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явилось ходатайство группы народных депутатов Российской Федерации, поступившее в Конституционный Суд 8 апреля 1993 года. В ходатайстве содержится требование признать часть вторую пункта 2 названного Постановления не соответствующей Конституции Российской Федерации по содержанию норм и по форме.
Основанием к рассмотрению дела согласно части первой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Постановление Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 в указанной части Конституции Российской Федерации.
Заслушав выступления судей - докладчиков Э.М. Аместитова и Б.С. Эбзеева, объяснения сторон, заключения экспертов, изучив представленные документы, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,

установил:

1. 29 марта 1993 года девятый (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации принял Постановление "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума", которым в целях преодоления политического кризиса в Российской Федерации, учитывая предложения Президента Российской Федерации о проведении референдума о доверии Президенту Российской Федерации, объявил всенародное голосование - референдум по следующим вопросам:
1) "Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?"
2) "Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?"
3) "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?"
4) "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?"
Частью второй пункта 2 Постановления Съезда установлено, что решения по всем вынесенным на референдум вопросам считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования.
В ходатайстве народных депутатов Российской Федерации отмечается, что принятие на референдуме решений большинством голосов граждан, включенных в списки для участия в референдуме, согласно части четвертой статьи 35 Закона РСФСР "О референдуме РСФСР" требуется лишь по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции Российской Федерации, тогда как по иным вопросам согласно части третьей этой статьи решения считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан Российской Федерации, принявших участие в референдуме. По мнению ходатайствующих, голосование ни по одному из вопросов, перечисленных в пункте 1 Постановления Съезда, не означает принятия, изменения и дополнения Конституции, следовательно, часть вторая пункта 2 Постановления Съезда противоречит Закону "О референдуме РСФСР". Как утверждают авторы ходатайства, введение Постановлением Съезда иного, нежели предусмотренного данным Законом порядка подведения итогов референдума 25 апреля 1993 года противоречит и статье 5 Конституции Российской Федерации.
2. Статья 5 Конституции Российской Федерации определяет, что наиболее важные вопросы государственной жизни в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации, выносятся на всенародное обсуждение, а также ставятся на всенародное голосование (референдум). В соответствии с этим вопросы подготовки и проведения всероссийского референдума регулируются Законом "О референдуме РСФСР", принятым Верховным Советом Российской Федерации 16 октября 1990 года.
Требование Конституции о вынесении вопросов на всенародное голосование (референдум) в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации, означает, что Постановление Съезда не может выводить тот или иной конкретный случай из-под действия Конституции и закона. Общее положение части третьей статьи 109 Конституции о том, что законы и постановления, принятые Верховным Советом Российской Федерации, не могут противоречить законам и другим актам, принятым Съездом народных депутатов Российской Федерации, необходимо соотносить с требованием статьи 5 Конституции о вынесении вопросов на референдум в порядке, установленном Конституцией и законами. В самом Постановлении Съезда определено: "Провести всенародное голосование - референдум по вопросам, предусмотренным пунктом 1 настоящего Постановления, в соответствии с Законом РСФСР "О референдуме РСФСР" (часть первая пункта 2).
При возникновении противоречия между законом и принятым позднее постановлением Съезда по тому же вопросу и наличии прямого указания в Конституции на регулирование отношений в этой сфере законом по общему правилу действуют положения закона до тех пор, пока они не будут изменены в установленном порядке. Иное ведет к нарушению статьи 4 Конституции Российской Федерации, возлагающей на все государственные и общественные организации, должностных лиц обязанность соблюдать Конституцию и законы, а также, применительно к данному делу, - к нарушению статьи 5 Конституции, конкретизированной в Законе "О референдуме РСФСР".
Часть четвертая статьи 35 данного Закона предусматривает особые требования к принятию на референдуме решений по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции. При этом под такую категорию подпадают не только решения о непосредственном принятии Конституции либо о прямом внесении в Конституцию изменений или дополнений, но и решения, предопределяющие основное содержание Конституции или содержание ее изменений и дополнений. Из положений Конституции Российской Федерации, ее статей 1, 2, 5, конкретизированных в статье 1 Закона "О референдуме РСФСР", следует, что решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории Российской Федерации.
Содержание первого вопроса, выносимого на референдум: "Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?", имеет преимущественно нравственно-оценочный и политический, а не юридический характер и, следовательно, не связано с изменениями или дополнениями Конституции и законов.
Не имеет однозначного правового содержания и значения и второй вопрос, выносимый на референдум: "Одобряете ли Вы социально - экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?".
Социально-экономическая политика определяется и направляется актами не только Президента и Правительства Российской Федерации, но и Съезда, Верховного Совета Российской Федерации, реализуется федеральными, региональными и местными органами и организациями, всеми участниками политических и экономических отношений. Не ясно и то, что именно требуется оценить: направления, формы, методы, темпы, результаты осуществления социально-экономической политики.
Конституция определяет фундаментальные основы социально - экономической политики. Вопрос, выносимый на референдум, касается текущей социально-экономической политики, ее осуществления в конкретный период времени. Многозначность содержания данного вопроса обусловливает неопределенность правовых последствий принятого на референдуме решения, и, следовательно, оно не влечет обязательных изменений и дополнений Конституции.
Отсутствие точного правового содержания и значения данного вопроса, правовых последствий принятого на референдуме решения означает, что определение результатов голосования в данном случае не может быть осуществлено на основе части четвертой статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР".
3. Третий и четвертый вопросы, выносимые на референдум, имеют целью выявить отношение граждан к необходимости проведения досрочных выборов Президента и народных депутатов Российской Федерации. Досрочные выборы государственного органа, народных депутатов или выборного должностного лица связаны с досрочным прекращением их полномочий. Срок этих полномочий устанавливается Конституцией. Поэтому, хотя названные вопросы касаются конкретных лиц, положительный ответ на них на референдуме влияет на конституционный статус Президента и народных депутатов Российской Федерации и предопределяет необходимость внесения соответствующих изменений и дополнений в Конституцию, на основе которых только и возможны досрочное прекращение полномочий и досрочные выборы.
Статья 121(11) Основного Закона России устанавливает исчерпывающий перечень случаев досрочного прекращения полномочий Президента, среди которых нет указания на такое прекращение по требованию избирателей, выраженному посредством всенародного голосования (референдума). По этим причинам положительный ответ на вопрос референдума: "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?" предопределит в силу статьи 1 Закона "О референдуме РСФСР" обязательность внесения Съездом народных депутатов дополнений в Конституцию, предусматривающих возможность досрочного прекращения полномочий Президента по требованию избирателей. Следовательно, на принятие решения на референдуме по третьему вопросу распространяются требования части четвертой статьи 35 названного Закона.
Статья 86 Конституции Российской Федерации устанавливает срок полномочий Советов народных депутатов - пять лет. Таков конституционный срок полномочий и Съезда народных депутатов Российской Федерации, и Верховного Совета, и всех народных депутатов в Российской Федерации.
Действующая Конституция допускает возможность при определенных условиях досрочного прекращения полномочий, а следовательно, и досрочных выборов краевого, областного, автономной области, автономного округа, городов Москвы и Санкт-Петербурга Советов народных депутатов, местных Советов (статья 86(1)). Относительно Съезда народных депутатов, Верховного Совета Российской Федерации, высших органов государственной власти республик в составе Российской Федерации такая возможность Основным Законом не установлена. Из положений статей 92, 103, пункта 24 части первой статьи 109 Конституции Российской Федерации вытекает возможность досрочного прекращения полномочий, а следовательно, и досрочных выборов только отдельных народных депутатов Российской Федерации (вместо отозванных или выбывших по другим причинам), но не всех народных депутатов Российской Федерации, составляющих Съезд или Верховный Совет. Более того, ряд положений Конституции прямо запрещает досрочный роспуск Съезда народных депутатов, Верховного Совета, других законно избранных органов государственной власти (пункт 11 статьи 121(5), статьи 121(6)).
Таким образом, вопрос "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?" связан с изменением конституционных положений о сроках полномочий и деятельности Съезда народных депутатов, Верховного Совета и народных депутатов Российской Федерации. Поэтому для принятия на референдуме решения по данному вопросу согласно части четвертой статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР" требуется, чтобы за него проголосовали более половины граждан от числа внесенных в списки для участия в референдуме (согласно части третьей статьи 27 этого Закона в списки включаются все граждане, имеющие право участвовать в референдуме).
Утвердительный ответ на референдуме на указанный вопрос означает в силу положений статей 1, 2, 5 Конституции Российской Федерации, конкретизированных в статье 1 Закона "О референдуме РСФСР", обязательность внесения в Конституцию Съездом народных депутатов необходимых изменений и дополнений о возможности и основаниях одновременных досрочных выборов всех народных депутатов Российской Федерации.
4. Вынесенные на референдум вопросы и любые принятые по ним решения не предопределяют изменения системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации, полномочий государственных органов и должностных лиц Российской Федерации, установленных Конституцией Российской Федерации. Прекращение, изменение или дополнение полномочий любого государственного органа или должностного лица в зависимости от ответа на вопросы о доверии Президенту, о досрочных выборах Президента и народных депутатов Российской Федерации неконституционно, пока такие последствия не предусмотрены Конституцией.
На основании изложенного и руководствуясь частью четвертой статьи 6, пунктом 2 части первой и частью второй статьи 57, пунктом 1 части первой статьи 58, статьей 64 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать часть вторую пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" применительно к подведению итогов референдума по вынесенным на него вопросам: "Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?", "Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?" не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 4, а также статье 5, конкретизированной в За


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт сен 21, 2012 10:41:50 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 13:53:14
Сообщения: 595
Продолжаю:

постановил:

1. Признать часть вторую пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" применительно к подведению итогов референдума по вынесенным на него вопросам: "Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?", "Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?" не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 4, а также статье 5, конкретизированной в Законе Российской Федерации от 16 октября 1990 года "О референдуме РСФСР", по содержанию.
2. Признать часть вторую пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" применительно к подведению итогов референдума по вынесенным на него вопросам: "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?", "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?" соответствующей Конституции Российской Федерации.
3. Согласно части второй статьи 65 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации признанное неконституционным положение Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 и все основанные на нем, а также воспроизводящие его нормативные акты или отдельные их положения признаются недействующими.
4. Согласно статьям 49 и 50 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.
5. Согласно части первой статьи 84 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление подлежит опубликованию в "Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации" не позднее чем в семидневный срок после его изложения. Постановление должно быть также опубликовано в "Российской газете" и во всех других печатных изданиях, где было опубликовано Постановление Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.Д.РУДКИН



3.1. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Т.Г. МОРЩАКОВОЙ ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ СЪЕЗДА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 МАРТА 1993 Г. No. 4684-1 "О ВСЕРОССИЙСКОМ РЕФЕРЕНДУМЕ 25 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА,
ПОРЯДКЕ ПОДВЕДЕНИЯ ЕГО ИТОГОВ И МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕФЕРЕНДУМА"

1. Пункт 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 года "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" распространил на порядок подсчета голосов при проведении референдума 25 апреля 1993 года процедуру, установленную Законом от 16 октября 1990 года "О референдуме РСФСР" для случаев проведения референдумов по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции, признав, что решение считается принятым, если за него проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования. В отношении вынесенных на референдум третьего и четвертого вопросов ("Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?", "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?") это решение Съезда подтверждено Постановлением Конституционного Суда, которым признано, что утвердительный ответ на указанные вопросы предопределяет внесение изменений и дополнений в Конституцию Российской Федерации.
В соответствии со статьями 17 и 35 Закона о референдуме при проведении всенародного голосования по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции в вопросах должна содержаться четкая формулировка, позволяющая судить о том, что референдум имеет цель выяснить отношение народа именно к изменениям Основного Закона. На такой конституционный референдум может быть вынесен проект закона о конкретных конституционных изменениях или поставлены вопросы, предопределяющие основное содержание Конституции. Однако при этом должно быть ясно, что указанные вопросы связаны с изменением Основного Закона. Иное не обеспечивает подлинного народовластия, не позволяет выявить мнение народа относительно конституционных изменений, не стимулирует активность использования гражданами права непосредственно участвовать в процессе конституционного развития и не способствует вовлечению во всенародное голосование такого числа участников, которое считается согласно Закону достаточным для внесения изменений в Конституцию.
2. Вынесенные на референдум вопросы не сформулированы в Постановлении Съезда как связанные с изменением Конституции. Анализ содержания 3 и 4 вопросов и возможные правовые последствия принятых по ним на референдуме решений также не позволяют сделать такой вывод. Проводится всенародное голосование о необходимости досрочных выборов ныне действующих Президента и народных депутатов Российской Федерации. Положительный ответ на предложенные вопросы обязывал бы лишь провести досрочно новые выборы. Из этого не вытекает необходимость внести изменения в Конституцию. Постановление Съезда о референдуме 25 апреля 1993 года и решение, принятое на данном референдуме, следует рассматривать как индивидуальные акты. В то же время решение, принятое на референдуме, обладает высшей юридической силой. Оно должно быть реализовано, во всяком случае, не только при условии введения в Основной Закон новых институтов досрочного прекращения полномочий Президента и народных депутатов, но и без таких изменений. Данные конституционные изменения для реализации положительного решения по указанным вопросам были бы безусловно необходимы лишь в том случае, если бы Конституция прямо исключала эту возможность. Но такой запрет в ней отсутствует. Запрещены лишь досрочный роспуск или приостановление деятельности Съезда народных депутатов, Верховного Совета Российской Федерации, а также иных законно избранных органов государственной власти Президентом. Это не лишает народ права в конкретной ситуации принять на референдуме решение по не урегулированному в Конституции вопросу в целях преодоления, как указывается в Постановлении Съезда, нынешнего политического кризиса в Российской Федерации. Решение народа о необходимости проведения досрочных выборов Президента и народных депутатов не меняет никаких конституционных норм. Это не лишает законодателя его прерогатив в области изменения Конституции и законов. Однако и до осуществления таких изменений выборы в соответствии с решением, принятым на референдуме, должны быть проведены на основе действующей Конституции и Законов Российской Федерации "О выборах Президента РСФСР" и "О выборах народных депутатов РСФСР". В законодательстве определены сроки и порядок проведения выборов, момент начала и окончания полномочий указанных лиц, период легислатуры. Реализация положительных решений референдума по вопросам о досрочных выборах не требует конституционных изменений. Пункт 2 Постановления Съезда народных депутатов от 29 марта 1993 года неосновательно распространил на подсчет голосов по этим вопросам правила части четвертой статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР", относящиеся к порядку, предусмотренному для референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции. Данный пункт Постановления Съезда по своему содержанию применительно к подведению итогов референдума не только по первому и второму, но и по третьему и четвертому вопросам не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 1, 2, 5, закрепляющим принцип народовластия и право народа в установленном Конституцией и законами порядке решать на референдуме наиболее важные вопросы государственной жизни.
3. По вопросам, не связанным с принятием, изменением и дополнением Конституции, решение на референдуме согласно части третьей статьи 35 Закона о референдуме считается принятым, если за него проголосовало более половины граждан, участвовавших в голосовании. Введя иной порядок для подведения итогов референдума 25 апреля 1993 года, Съезд принял решение, противоречащее также статье 4, пункту 14 части 3 и части 4 статьи 104 Конституции Российской Федерации, устанавливающим для всех государственных органов обязанность действовать на основе законности, соблюдать Конституцию и другие законы, которые могут быть изменены законодателем только в установленном порядке. Легитимность законов обеспечивается требованием их соответствия Конституции не только по содержанию, но и по форме. Исходя из этого, часть 1 статьи 58 Закона о Конституционном Суде возлагает на него обязанность проверять соответствие нормативных актов Конституции в числе других оснований также по форме, порядку принятия, опубликования и введения в действие. Конституция устанавливает, что правовое регулирование по наиболее важным вопросам должно осуществляться только путем принятия нормативного акта в форме закона с соблюдением всех требований законодательной процедуры. В частности, статья 33 Конституции прямо указывает, что только законом могут быть ограничены права и свободы человека и гражданина. Это относится и к конституционному праву граждан непосредственно участвовать в делах общества и государства путем принятия решения по наиболее важным вопросам на референдуме. Данное право обеспечивает создание реальных условий для участия в голосовании и для последующего воплощения выраженного на референдуме волеизъявления граждан. Установленный законом порядок проведения и подведения итогов референдума гарантирует это. Согласно статье 3 Закона о референдуме участие в нем является свободным и граждане участвуют в референдуме на равных основаниях. В соответствии со статьей 35 Конституции Российской Федерации осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц. Баланс интересов при осуществлении прав и свобод граждан, как следует из статьи 33 Конституции, обеспечивается законом. Это относится и к вытекающему из статей 1, 2, 5, 47 Конституции Российской Федерации праву граждан принимать решения по вопросам, выносимым на референдум. Осуществление этого права может быть поставлено в зависимость от активности и желания других граждан использовать свое аналогичное право только в строго предусмотренных законом рамках, на основе закона. Съезд народных депутатов своим Постановлением, носящим индивидуальный характер, был не вправе изменить установленный Конституцией и Законом "О референдуме РСФСР" порядок его проведения. Введение новых правил подведения итогов референдума 25 апреля 1993 года путем принятия Постановления Съезда без изменения в установленном порядке действующего закона является также и по своей форме не соответствующим Конституции, ее статьям 4, 33, 35, 47, п. 14 части 3 и части 4 ст. 104.


3.2. ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Э.М. АМЕТИСТОВА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ЧАСТИ ВТОРОЙ ПУНКТА 2 ПОСТАНОВЛЕНИЯ СЪЕЗДА НАРОДНЫХ
ДЕПУТАТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 29 МАРТА 1993 Г. "О ВСЕРОССИЙСКОМ РЕФЕРЕНДУМЕ 25 АПРЕЛЯ 1993 ГОДА, ПОРЯДКЕ ПОДВЕДЕНИЯ ЕГО ИТОГОВ И МЕХАНИЗМЕ РЕАЛИЗАЦИИ РЕЗУЛЬТАТОВ РЕФЕРЕНДУМА"

I. В пункте 1 резолютивной части своего Постановления по рассматриваемому делу Конституционный Суд признал часть вторую пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" применительно к подведению итогов референдума по вынесенным на него первому и второму вопросам: "Доверяете ли Вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?", "Одобряете ли Вы социально-экономическую политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?" не соответствующей Конституции Российской Федерации по содержанию.
Соглашаясь с этим решением Суда, в то же время считаю необходимым отметить следующее.
Установив своим Постановлением, что решения по вынесенным на референдум вопросам считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования, Съезд тем самым вступил в противоречие с действующим Законом "О референдуме РСФСР", статья 35 которого предусматривает иные правила. Согласно пункту 14 части третьей статьи 104 Конституции Российской Федерации Съезд народных депутатов вправе отменять акты, принятые Верховным Советом Российской Федерации. Однако он обязан делать это в соответствующих форме и порядке. Такая обязанность вытекает из установленного статьей 4 Конституции Российской Федерации принципа законности, который предполагает, что все государственные органы должны действовать не только в рамках их компетенции, но и с соблюдением соответствующей формы и порядка.
Применительно к рассматриваемому случаю сказанное означает, что, желая изменить Закон "О референдуме РСФСР", Съезд народных депутатов должен был бы сделать это в форме специального закона о таких изменениях, ибо в соответствии с вышеуказанным конституционным принципом законности закон может быть изменен только законом.
Съезд не принял такого закона. Вместо этого он внес изменения в Закон "О референдуме РСФСР" посредством принятия индивидуального акта - Постановления по конкретному вопросу о проведении референдума 25 апреля, и применительно к конкретному случаю - подсчету голосов по результатам данного референдума. Таким образом, индивидуальным актом Съезда народных депутатов был изменен акт нормативный - закон, принятый Верховным Советом Российской Федерации.
Не был соблюден Съездом и необходимый порядок принятия его акта. Этот порядок предусмотрен в статье 117 Конституции Российской Федерации, где установлено, в частности, что решения Съезда народных депутатов принимаются, как правило, после предварительного обсуждения проектов соответствующими постоянными комиссиями палат или комитетами Верховного Совета Российской Федерации.
Следовательно, часть вторая пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов от 29 марта 1993 года не соответствует Конституции Российской Федерации не только по содержанию, как это отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, но и по форме и по порядку принятия. Практика отмены, изменения и дополнения законов постановлениями Съезда народных депутатов, имеющими индивидуальный характер и к тому же принятыми без соблюдения установленной процедуры, нарушает конституционный принцип законности, является угрозой стабильности законодательства и подрывает уважение к законам России.
II. В пункте 2 резолютивной части своего Постановления по рассматриваемому делу Конституционный Суд признал часть вторую пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов Российской Федерации от 29 марта 1993 года соответствующей Конституции Российской Федерации применительно к подведению итогов референдума по вынесенным на него третьему и четвертому вопросам: "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?", "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?".
Тем самым Конституционный Суд отнес эти вопросы к категории вопросов принятия, изменения и дополнения Конституции Российской Федерации в смысле статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР". Решения по таким вопросам согласно части четвертой этой статьи считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан Российской Федерации, внесенных в списки для участия в референдуме.
Однако решить, действительно ли эти вопросы относятся к указанной категории, можно лишь в результате толкования как нормативных актов, на основе и с учетом которых должен проходить референдум, так и подлинных намерений законодателя, издавшего эти акты.
Такое толкование приводит к следующим выводам.
1. Из части первой статьи 2 Конституции Российской Федерации следует, что народ осуществляет государственную власть не только через Советы народных депутатов, но и непосредственно. Этой непосредственной формой осуществления государственной власти народом и служит всенародное голосование (референдум), на которое согласно статье 5 Конституции Российской Федерации выносятся наиболее важные вопросы государственной жизни в порядке, установленном Конституцией и законами. Таким законом, устанавливающим порядок проведения всенародного голосования, является Закон "О референдуме РСФСР". Часть первая статьи 1 этого Закона в полном соответствии со статьей 2 Конституции Российской Федерации устанавливает, что решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой и в каком-либо утверждении не нуждаются.
Будучи непосредственным властным волеизъявлением народа, такие решения являются самоисполнимыми актами прямого действия и не требуют для своей реализации принятия кем бы то ни было каких-либо дополнительных актов, обеспечивающих их исполнение.
С учетом сказанного следует признать, что, если бы Съезд народных депутатов, принимая рассматриваемое Постановление, действительно имел в виду необходимость изменения или дополнения Конституции Российской Федерации и при этом исходил из буквы и духа вышеупомянутых положений Конституции и закона, он должен был бы обеспечить условия для непосредственного исполнения решения, принятого референдумом. В этом случае на референдум следовало бы вынести готовые проекты соответствующих новых статей Конституции, которые в случае одобрения их гражданами можно было бы непосредственно, без принятия каких-либо дополнительных актов, инкорпорировать (включить) в действующую Конституцию Российской Федерации. Соблюдение именно этого условия, по нашему мнению, подразумевает часть четвертая статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР", когда вводит понятие "референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции" и устанавливает, что решения по таким вопросам считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан, внесенных в списки для участия в референдуме.
Такая возможность подтверждается статьей 17 Закона "О референдуме РСФСР", из которой следует, что в требовании о проведении референдума может содержаться проект закона, предлагаемого на референдум.
Эта возможность, однако, не была использована Съездом, что может свидетельствовать либо об отсутствии у Съезда намерений изменения и дополнения Конституции Российской Федерации в результате референдума, либо о преднамеренном нарушении им выше указанных положений Конституции и закона.
2. Из преамбулы Постановления Съезда от 29 марта 1993 года следует, что референдум объявляется: а) "в целях преодоления политического кризиса в Российской Федерации" и б) "учитывая предложения Президента Российской Федерации о проведении референдума о доверии Президенту Российской Федерации". Ни из этой формулировки преамбулы, ни из остального текста Постановления нельзя сделать вывод о том, что референдум проводится в целях "принятия, изменения и дополнения" Конституции Российской Федерации в смысле части четвертой статьи 35 Закона о референдуме. Следует из них лишь одно: Съезд полагает, что преодолеть политический кризис в Российской Федерации и при этом учесть предложения Президента Российской Федерации о проведении референдума можно, получив ответы граждан России на вынесенные на референдум вопросы.
3. Ни один из поставленных на референдум вопросов, включая третий и четвертый, не требует от граждан дать прямой ответ, необходимо ли как-либо изменить или дополнить существующую Конституцию либо принять новую. Следовательно, из буквального смысла этих вопросов также невозможно сделать вывод о том, что они заданы с целью принятия, изменения или дополнения Конституции. Если же такая цель действительно преследовалась авторами Постановления и сформулированных в нем вопросов, то следует констатировать нарушение ими требования статьи 17 Закона "О референдуме РСФСР" относительно четкой формулировки вопросов, выносимых на референдум.
4. Можно было бы предположить, что Постановление Съезда предусматривает внесение соответствующих поправок в Конституцию Российской Федерации, если бы на референдум недвусмысленно был вынесен вопрос о необходимости досрочных выборов любого Президента Российской Федерации и любого состава Съезда народных депутатов Российской Федерации. Однако с учетом всех тех политических дискуссий и правовых решений, которые имели место на седьмом, восьмом и девятом Съездах народных депутатов Российской Федерации, целей и смысла самого рассматриваемого Постановления и всех выносимых на референдум вопросов следует прийти к заключению, что третий и четвертый из этих вопросов имеют в виду досрочные выборы, которые затронут полномочия лишь конкретного высшего должностного лица - Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина и конкретного депутатского корпуса - нынешнего состава Съезда народных депутатов Российской Федерации. Это было подтверждено в ходе слушания по делу и представителем стороны, издавшей рассматриваемое Постановление. Таким образом, в случае положительного ответа на третий и четвертый вопросы референдума речь могла бы идти не о введении постоянной нормы о досрочных выборах Президента и народных депутатов, а о решении ad hoc - применительно к данному конкретному случаю, не более того. Вносить на основании этого решения в Конституцию какие-либо временные правила, рассчитанные на разовое применение, не представляется возможным - российская правовая доктрина и практика не знают разовых конституционных норм, а постоянные - неправомерно, поскольку последнее было бы явным превышением того мандата доверия, который дадут своими ответами на референдуме граждане России.
5. Отсутствие намерений Съезда вынести вопросы принятия, изменения и дополнения Конституции на референдум косвенно подтверждается и тем, что восьмой Съезд народных депутатов принял 13 марта 1993 года Постановление "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Российской Федерации по вопросу, связанному с возможностью досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации и Президента Российской Федерации", в котором поручил рассмотреть вопрос о целесообразности разработки проекта соответствующего закона Верховному Совету Российской Федерации, не упомянув при этом о последующем вынесении этого закона на референдум. В другом Постановлении того же Съезда "О мерах по осуществлению конституционной реформы в Российской Федерации (о Постановлении седьмого Съезда народных депутатов Российской Федерации "О стабилизации конституционного строя Российской Федерации")" от 12 марта 1993 года Верховному Совету Российской Федерации поручалось разработать и принять федеральные законодательные акты о выборах Президента Российской Федерации и народных депутатов Российской Федерации (где могли бы содержаться положения, касающиеся их досрочных выборов). Наконец, если бы Съезд подразумевал внесение соответствующих поправок в Конституцию в результате референдума, он мог бы принять постановление о проведении такого референдума квалифицированным большинством голосов (не менее двух третей общего числа избранных народных депутатов Российской Федерации), как того требует статья 185 Конституции Российской Федерации. Это, в случае положительного ответа на вопросы, вынесенные на референдум, могло бы служить определенной гарантией последующего внесения поправок в Конституцию и, во всяком случае, свидетельствовало бы о таком намерении Съезда. Однако постановление о назначении референдума было принято простым большинством голосов.
6. Наконец, если исходить из необходимости изменения и дополнения Конституции Российской Федерации Съездом народных депутатов в целях реализации решения референдума 25 апреля 1993 года, то сам факт постановки им вопроса о внесении таких поправок посредством принятия соответствующего закона или постановления противоречил бы духу и букве упоминавшихся выше положений Конституции Российской Федерации и Закона "О референдуме РСФСР", которые, как указывалось, придают решению референдума высшую юридическую силу и требуют непосредственного его исполнения, без принятия каких-либо дополнительных актов. Ведь при этом вполне реально возникновение следующей ситуации: Съезд не наберет необходимых двух третей голосов для внесения соответствующих поправок в Конституцию и при этом сможет ссылаться на то, что он все же не нарушил волю участников референдума, поскольку они не голосовали за внесение этих поправок, отвечая на вопросы, вынесенные на референдум. Тем не менее решения референдума не смогут быть реализованы, и права граждан будут нарушены. Не сможет обеспечить непосредственного исполнения решения референдума и Постановление Конституционного Суда Российской Федерации, принятое по рассматриваемому делу, поскольку оно также исходит из необходимости принятия Съездом дополнительных актов по внесению поправок в Конституцию.
С учетом всего сказанного выше следует прийти к следующему заключению.
Вынесенные на референдум вопросы: "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов Президента Российской Федерации?" и "Считаете ли Вы необходимым проведение досрочных выборов народных депутатов Российской Федерации?" не относятся к категории вопросов принятия, изменения и дополнения Конституции Российской Федерации в смысле части четвертой статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР".
Решения по этим вопросам должны считаться принятыми, если за них проголосует более половины граждан, принявших участие в референдуме согласно правилу части третьей статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР".
Впрочем, если бы даже вышеуказанные третий и четвертый вопросы референдума по своему характеру относились к вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции Российской Федерации, то и тогда решения по этим вопросам должны были бы считаться принятыми, когда за них проголосовало бы более половины граждан Российской Федерации, внесенных в списки для участия в референдуме, как это следует из части четвертой статьи 35 Закона "О референдуме РСФСР", а не более половины граждан, имеющих право быть включенными в списки для голосования, как это решил своим Постановлением Съезд народных депутатов.
В силу изложенного часть вторая пункта 2 Постановления Съезда народных депутатов от 29 марта 1993 г. No. 4684-1 "О всероссийском референдуме 25 апреля 1993 года, порядке подведения его итогов и механизме реализации результатов референдума" не соответствует статье 4 Конституции Российской Федерации, согласно которой все государственные органы действуют на основе законности, и статье 5 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой наиболее важные вопросы государственной жизни ставятся на всенародное голосование (референдум) в порядке, установленном Конституцией и законами Российской Федерации.
В случае принятия референдумом решения о проведении досрочных выборов Президента Российской Федерации и (или) Съезда народных депутатов Российской Федерации это решение, обладающее высшей юридической силой прямого действия и не нуждающееся в каком-либо утверждении, и будет служить правовым основанием для безусловного назначения таких выборов Верховным Советом Российской Федерации в соответствии с уже действующими законами о выборах того и другого. Причем данное правовое основание в силу своего приоритетного юридического характера позволит Верховному Совету Российской Федерации, в случае необходимости, вводить применительно к проведению назначаемых досрочных выборов какие-либо временные правила, отличающиеся от норм Конституции Российской Федерации и других законов, в рамках своего постановления о проведении таких выборов.




4. 16 октября 1990 года N 241-1 РОССИЙСКАЯ СОВЕТСКАЯ ФЕДЕРАТИВНАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ
РЕСПУБЛИКА ЗАКОН О РЕФЕРЕНДУМЕ РСФСР

Глава 1. Общие положения
Статья 1. Понятие референдума РСФСР
Референдум РСФСР (всероссийский референдум) - всенародное голосование по наиболее важным вопросам государственной и общественной жизни Республики. Решения, принятые всероссийским референдумом, обладают высшей юридической силой, в каком-либо утверждении не нуждаются и обязательны для применения на всей территории РСФСР.
На всероссийский референдум не могут выноситься вопросы об изменении статуса и территориальной целостности субъектов Федерации, о налогах, бюджете, об амнистии, помиловании, чрезвычайных и срочных мерах по обеспечению общественного порядка, здоровья и безопасности населения.

Статья 9. Право назначения референдума
Право принятия решения о референдуме принадлежит Съезду народных депутатов РСФСР, а в периоды между съездами - Верховному Совету РСФСР.
Решение о проведении референдума принимается Съездом народных депутатов РСФСР или Верховным Советом РСФСР по их собственной инициативе, а также по требованию лиц, указанных в статье 10 настоящего Закона.

Статья 10. Обязательное проведение референдума РСФСР
Съезд народных депутатов РСФСР или Верховный Совет РСФСР обязаны назначить референдум по требованию:
не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме;
не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР.
Инициатива проведения референдума может исходить от государственных и общественных органов, коллективов предприятий, учреждений и организаций, и также отдельных граждан РСФСР. В этом случае она может быть реализована через органы, которые обладают правом назначения, и лиц, обладающих правом требования референдума.
Глава 4. Проведение референдума

Статья 34. Протокол по итогам голосования
…Окружные и участковые комиссии референдума после подсчета голосов сдают копии протоколов и бюллетени в опечатанном виде, в том числе и погашенные, в соответствующие Советы народных депутатов, где они хранятся в течение двух месяцев, а затем уничтожаются, если за это время результаты референдума не были опротестованы.

Глава 5. Установление результатов референдума
Статья 35. Подведение итогов референдума
Центральная комиссия референдума на основании протоколов всех окружных комиссий референдума определяет:
число граждан, имеющих право участвовать в референдуме;
число граждан, получивших бюллетени;
число граждан, принявших участие в голосовании;
число голосов, поданных за вынесенный на референдум проект решения;
число голосов, поданных против;
число бюллетеней, признанных недействительными.
Референдум признается несостоявшимся, если в голосовании приняло участие менее половины граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме. В этом случае референдум по тому же вопросу может быть проведен не ранее чем через два года.
Решения по вынесенным на референдум вопросам считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан, принявших участие в референдуме.
При проведении референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан РСФСР, внесенных в списки для участия в референдуме.
Если на референдум выносились альтернативные варианты решения и ни один из них не получил необходимого количества голосов, то все варианты считаются отклоненными и их повторное вынесение на референдум может состояться не ранее чем через год.
Результаты референдума могут быть признаны недействительными из-за допущенных в ходе референдума или при подсчете голосов нарушений настоящего Закона, повлиявших на результаты голосования. В случаях обнаружения таких нарушений результаты референдума могут быть обжалованы в Верховный Суд РСФСР в течение месяца.

Статья 36. Опубликование и вступление в силу решения, принятого на референдуме
Итоги референдума доводятся до сведения населения РСФСР через средства массовой информации Центральной комиссией референдума не позднее десяти дней со дня окончания голосования.
В случае признания результатов голосования по какому-либо округу или участку недействительными Центральная комиссия референдума вправе поручить соответствующей комиссии референдума провести в течение двух недель в данном округе или на участке повторное голосование. Решения Центральной комиссии референдума могут быть обжалованы в Верховный Суд РСФСР в течение недели со дня их принятия.
Принятое на референдуме решение публикуется не позднее семи дней с даты последнего голосования по вопросу, вынесенному на референдум, и вступает в силу в день опубликования, если в самом решении референдума не предусмотрен иной срок.

Первый заместитель Председателя
Верховного Совета РСФСР
Р.И.ХАСБУЛАТОВ
Москва, Дом Советов РСФСР.
16 октября 1990 года.
N 241-1



5. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОПРЕДЕЛЕНИЕ от 15 ноября 2007 г. N КАС07-564

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Федина А.И.,
членов коллегии - Манохиной Г.В.
Хомчика В.В.,
с участием прокурора Багателии В.И.,
рассмотрела в судебном заседании 15 ноября 2007 года гражданское дело по заявлению Ильина А.Н. о признании не действующими со дня издания Указа Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 года N 2140 "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации", а также Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации,
по кассационной жалобе заявителя на решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2007 года, которым в удовлетворении заявления отказано.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хомчика В.В., объяснение Ильина А.Н. в обоснование доводов кассационной жалобы, мнение представителей заинтересованных лиц Некрылова И.С., Сипягиной Е.И. и Тронина А.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Багателии В.И., полагавшего кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ильин А.Н. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с приведенным выше заявлением, считая, что Указ Президента Российской Федерации от 14 декабря 1993 года N 2140 "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" издан, а Дисциплинарный Устав Вооруженных Сил РФ утвержден в нарушение Закона Российской Федерации от 24 сентября 1992 года N 3531-1 "Об обороне" не Верховным Советом Российской Федерации, а Президентом Российской Федерации.
В соответствии со ст. 5 Закона Российской Федерации "Об обороне" в редакции, действовавшей на момент утверждения общевоинских уставов, Президент Российской Федерации данными полномочиями не обладал, а поэтому и Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Российской Федерации является незаконным и не действующим со дня издания…
В кассационной жалобе Ильин А.Н., не соглашаясь с решением Военной коллегии, просит его отменить, поскольку, по мнению заявителя, суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, что привело к существенному нарушению норм материального и процессуального права.
К существенным нарушениям норм материального права заявитель относит то обстоятельство, что суд в решении применил Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", что является недопустимым, поскольку согласно Заключению Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года N З-2 этот Указ признан не соответствующим положениям Конституции Российской Федерации. Суд необоснованно не применил действующий в то время Закон Российской Федерации от 24 сентября 1992 года N 3531-1 "Об обороне". Согласно статье 4 этого Закона, полномочиями по утверждению общевоинских уставов обладал Верховный Совет Российской Федерации, а не Президент Российской Федерации…
Рассмотрев материалы дела и изучив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.
Вопреки утверждению заявителя при рассмотрении данного гражданского дела судом первой инстанции существенных нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену или изменение судебного решения, не допущено.
Суд правильно указал в решении, что в соответствии с положениями Закона Российской Федерации от 24 сентября 1992 года N 3531-1 "Об обороне", действовавшими в период издания оспариваемого нормативного правового акта, утверждение общевоинских уставов действительно было отнесено к полномочиям Верховного Совета Российской Федерации.
При этом суд первой инстанции обоснованно отметил в решении, что Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года N 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации", вступившим в силу с момента его подписания, Президент Российской Федерации прервал осуществление законодательной, распорядительной и контрольной функций Верховным Советом Российской Федерации и до начала работы вновь избранного двухпалатного парламента - Федерального Собрания Российской Федерации принял на себя соответствующие полномочия и на этот период определил руководствоваться указами Президента и постановлениями Правительства Российской Федерации.
Указанные нормативные положения утратили силу на основании Указа Президента Российской Федерации от 24 декабря 1993 года N 2288 "О мерах по приведению законодательства Российской Федерации в соответствие с Конституцией Российской Федерации" с 25 декабря 1993 года (то есть с момента вступления в силу Конституции Российской Федерации).
При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельным утверждение Ильина А.Н. о том, что Общевоинские уставы, в том числе Дисциплинарный устав Вооруженных Сил Российской Федерации, были утверждены Президентом Российской Федерации вопреки действующему федеральному законодательству.
В связи с этим Военная коллегия обсудила заключение Конституционного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1993 года, согласно которому действия Президента Российской Федерации, связанные с изданием Указа от 21 сентября 1993 года N 1400, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации. Действовавший в тот период Закон Российской Федерации от 6 мая 1991 года "О Конституционном Суде РСФСР" устанавливал, что заключение Конституционного Суда РСФСР о соответствии Конституции действий и решений высших должностных лиц РСФСР обязывало в случае установления таких действий и решений, признавать их конституционность или неконституционность в соответствии с данным Конституционным Судом заключением. Однако решения о неконституционности Указа Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года N 1400 иными органами государственной власти не принималось и какого-либо судебного решения, кроме заключения, по данному вопросу Конституционным Судом Российской Федерации не выносилось.
При этом правильно также указал суд первой инстанции в решении, что в соответствии с п. 13 ч. 2 ст. 4 ныне действующего Федерального закона от 31 мая 1996 года N 61-ФЗ "Об обороне" утверждение общевоинских уставов отнесено именно к компетенции Президента Российской Федерации, как Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Российской Федерации.…
На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Решение Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ильина А.Н. - без удовлетворения.

Председательствующий
А.И.ФЕДИН


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт окт 04, 2012 9:53:57 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн май 09, 2005 21:25:37
Сообщения: 452
Тоже текст большой, но здесь уже про то как мусорские и, к сожалению, военные гниды убивали безоружных людей.

Можно было бы уже и провести открытое расследование тех убийств нашего народа, благо главные пидаразы - фигуранты типа ебн-утого и драчева сдохли уже и путинг мог бы на них свалить те убийства и дабы сыграть в справедливого царя...



"ЗАБЫТЫЕ ЖЕРТВЫ ОКТЯБРЯ 1993 ГОДА

21 сентября - 5 октября 1993 года произошли трагические события новейшей российской истории: роспуск по президентскому указу № 1400 Съезда народных депутатов и Верховного Совета России в нарушение действующей на тот момент Конституции РСФСР, почти двухнедельное противостояние, завершившееся массовыми расстрелами защитников Верховного Совета 3-5 октября у телецентра в Останкино и в районе Белого Дома.

В официальном списке погибших, предоставленном Генеральной прокуратурой России, числилось 147 человек. Список, составленный по материалам парламентских слушаний в Государственной Думе России (31 октября 1995 г.), включал 160 фамилий. Из 160 человек 45 - погибшие в районе телецентра "Останкино", 75- в районе Белого Дома, 12 - "граждане, погибшие в других районах Москвы и Подмосковья", 28 - погибшие военнослужащие и сотрудники МВД. Причем в состав двенадцати "граждан, погибших в других районах Москвы и Подмосковья", попали Алферов Павел Владимирович (24 года) с указанием "сгорел на 13 этаже Дома Советов" и Тарасов Василий Анатольевич(51 год), по заявлению близких участвовавший в защите Верховного Совета и пропавший без вести.

Из 141 погибшего, над телами которых производились судебно-медицинская экспертиза, в морги и больницы Москвы 43 были доставлены из района телецентра "Останкино", 92 из "района Белого Дома", 6 из других районов Москвы. (Площадь Свободной России М., 1994. с. 167). В перечне убитых "в районе Белого Дома" свидетели опознали лишь несколько человек, погибших непосредственно в здании. (Иванов Иван. Анафема // Завтра. Спецвыпуск № 2. с.15). Остальные погибли на баррикадах, на прилегающих к Дому Советов улицах и во дворах. За 40 трупов, якобы вынесенных с первых этажей Белого Дома, выдавались трупы собранные 4 октября медбригадой Ю. Холькина и снесенные под Калининский мост: "Перед тем, как стемнело, мы насчитали под мостом 41 труп". (Иванов И. Указ. соч.с.15). Возникает вопрос: куда исчезли трупы из здания Дома Советов, основная часть трупов с дворов и трупы со стадиона "Красная Пресня" и сколько их было?

Прежде всего, необходимо привести свидетельства гибели людей и расстрелов в здании Дома Советов. Вот что, например, рассказал в интервью газете "Омское время" (1993. № 40) народный депутат России Вячеслав Иванович Котельников: "Сначала, когда с каким-нибудь заданием пробегал по зданию, ужасало количество крови, трупов, разорванных тел. Оторванные руки, головы. Попадает снаряд, часть человека сюда, часть - туда…А потом привыкаешь. У тебя есть задание, надо его выполнить". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 152-153).

Инженер Н.Мисин утром 4 октября укрылся от стрельбы вместе с другими безоружными людьми в подвале Дома Советов. Когда первый этаж 20-го подъезда захватили военные, людей вывели из подвала и положили в вестибюле. Раненых унесли на носилках в комнату дежурных охраны. Н. Мисина через некоторое время отпустили в туалет, где он увидел следующую картину: "Там аккуратно, штабелем, лежали трупы в "гражданке". Пригляделся: сверху те, кого мы вынесли из подвала. Крови по щиколотку…Через час трупы стали выносить". (Площадь Свободной России М.,1994. с. 117).

Расстрел защитников Верховного Совета продолжился в близлежащих дворах и на стадионе "Красная Пресня". И снова выдержки из рассказа В. И. Котельникова: "Вбежали во двор, огромный старый двор, квадратом. В моей группе было примерно15 человек… Когда мы добежали до последнего подъезда, нас осталось только трое…Побежали на чердак - двери там, на наше счастье, взломаны. Упали среди хлама за какую-то трубу и замерли…Мы решили лежать. Объявлен комендантский час, все оцеплено ОМОН(ом), и практически мы находились в их лагере. Всю ночь там шла стрельба. Когда уже рассвело, с полшестого до полвосьмого мы приводили себя в порядок…Начали потихоньку спускаться. Я, когда дверь приоткрыл, чуть не потерял сознание. Весь двор был усеян трупами, не очень часто, вроде в шахматном порядке. Трупы все в каких-то необычных положениях : кто сидит, кто на боку, у кого нога, у кого рука поднята и все сине-желтые. Думаю, что же необычного в этой картине? А они все раздетые, все голые". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 154-155).

Местные жители свидетельствуют, что стрельба во дворах и на стадионе "Красная Пресня" продолжалась всю ночь. Ю.Е. Петухов, отец Наташи Петуховой, расстрелянной в ночь с 3-го на 4-е октября у телецентра "Останкино" свидетельствует: "Рано утром 5 октября, еще затемно, я подъехал к горевшему Белому Дому со стороны парка…Я подошел к оцеплению очень молодых ребят-танкистов с фотографией моей Наташи, и они сказали мне, что много трупов на стадионе, есть еще в здании и в подвале Белого Дома…Я вернулся на стадион и зашел туда со стороны памятника жертвам 1905 г. На стадионе было очень много расстрелянных людей. Часть из них была без обуви и ремней, некоторые раздавлены. Я искал дочь и обошел всех расстрелянных и истерзанных героев". (Площадь Свободной России. М., 1994. с. 87).

Большая часть трупов все-таки попала в морги, откуда потом они бесследно исчезли. Съемочная группа телепрограммы "ЭКС" (Экран криминальных сообщений) снимала в морге Боткинской больницы. Вот свидетельство оператора Николая Николаева: "Морг был переполнен. Трупы лежали вповалку на носилках: валетом, друг на друге. Было много трупов с совершенно обезображенными лицами, на которые были накинуты полотенца …Нам удалось снять, как подъехавший к моргу закрытый фургон, в котором могут и продукты и что угодно возить - в нем были какие-то деревянные ячейки, - стали подвозить трупы, упакованные в полиэтиленовые мешки". (Площадь Свободной России М., 1994. с. 165-166). Депутату А.Н. Грешневикову "под честное слово", что он не назовет фамилии, в том же морге Боткинской больницы рассказали, что "трупы из Дома Советов были; их вывозили в фургонах в полиэтиленовых мешках; сосчитать их было невозможно - слишком много". (ГрешневиковА.Н. Расстрелянный парламент. Рыбинск, 1995. с. 118). "Я был на опознании в морге Боткинской больницы, Склифа и других, - свидетельствует Ю.Е. Петухов, - и везде одна и та же скорбная картина - стеллажи расстрелянных молодых людей в 4-5 ярусов. Все морги, где я был, были переполнены. Я не считал погибших, но то, что я видел, говорит, что их было больше тысячи". (Площадь Свободной России М., 1994. с.87-88).

По данным И. Иванова трупы в Доме Советов "были снесены чистильщиками в туалеты цокольного этажа 20 и 8 подъездов, окна которых выходят прямо во внутренние дворики,… к которым вплотную и подгонялись крытые грузовики - КАМАЗ и ЗИЛ". (Иванов И.Указ. соч. с. 15). Это подтверждается словами командира роты десантников капитана А. Емельянова: "В ночь с 4 на 5 октября трупы вывозили в несколько рейсов. Подъезжали КАМАЗ и крытый ЗИЛ". (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с.265) На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время (несколько недель после штурма) были заколочены туалеты. (Иванов И. Указ. соч. с.15).

Галина Михайловна рассказала, что ее муж, военнослужащий, вскоре после расстрела Белого Дома видел на железной дороге товарный состав. Причем начальные и последние вагоны состава были загружены тем, что обычно перевозится в товарняках. А четыре срединных вагона были заполнены трупами. Трупов было очень много, они лежали штабелями.

Если верить показаниям анонимного шофера из подмосковного колхоза, приславшего свое свидетельство в газету "Литературная Россия" в начале 1994г., то первый вывоз трупов со стадиона происходил еще вечером 4 октября . 3 октября около 7 часов вечера в районе метро "Семеновская" этот человек вместе с машиной ЗИЛ-130 был задержан милицией. Ему сказали, что его машина "мобилизована на хозработы по городу". За руль сел милиционер, и машину перегнали сначала в район телецентр "Останкино", а затем к метро "Краснопресненская", поставили в переулке. "Таких машин с гражданскими номерами, - свидетельствует колхозник, - стояло с десяток, а то и более, под присмотром уже военных с автоматами… Утром около 9 часов 4 октября все наши машины перегнали в район к Дому Советов. Моя машина и две другие с ярославскими номерами очутились на улице Заморенова, недалеко от стадиона. Около 9 часов вечера в машину посадили 12 человек какого-то сброда с лопатами и ломами. Затем машина въехала на стадион, и около стены люди стали отбирать убитых. Их было много, и все молодые. В кузове при фонарях убитых обыскивали и раздевали… В кузов вошли еще военные, и на вопрос капитана, моего соседа по кабине: "Осмотрели, сколько?"- послышался ответ: "61". После того как машина вывезла трупы за город, состоялся второй рейс. "Как только мы в 1 час 30 мин. подъехали к "Белому Дому", вернее, к соседнему с ним дому с большой аркой, машину загнали во двор и в квадрате двора стали собирать мертвых людей. Большинство из них были до пояса раздеты, особенно в подъездах… Когда в кузове сказали, что подобрано 42 трупа (из них 6 детей, 13 женщин), машина тронулась по кольцевой дороге". Этому человеку повезло: после второго рейса он смог бежать.

Трупы из здания Белого Дома частично были уничтожены в крематориях; часть трупов по данным правозащитной организации "Мемориал" "тайно захоронена на одном из военных полигонов в Подмосковье". (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.453). (Сопоставим со свидетельством о товарных вагонах). Представитель "Мемориала" Евгений Юрченко в результате опроса рабочих и служащих Николо- Архангельского и Хованского крематориев выяснил, что в ночь с 5-го на 6-е, с 6-го на 7-е и с 7-го на 8-е октября туда прибывали машины, не принадлежавшие фирмам по ритуальным услугам, и доставляли трупы для кремации (иногда в пластиковых мешках, иногда в ящиках прямоугольного сечения). Кремация проводилась без обычного оформления документов. По репликам и в ходе расспросов тех, кто привозил трупы, рабочие смогли понять, что это были тела убитых в Белом Доме. На вопрос представителей "Мемориала", сколько же их было, рабочие давали разные ответы, от просто "много" до числа в 300-400 человек (в Николо-Архангельском крематории). Служащий Хованского крематория вел точную статистику: в ночь с 5-го на 6-е -58 трупов, в ночь с 7-го на 8-е -27, в ночь с 8-го на 9-е -9. (Площадь Свободной России. М., 1994. с.168).

Определить общее число погибших в событиях сентября - октября 93г. на сегодняшний день не представляется возможным. Необходимо специальное расследование на высоком государственном уровне. Ещё в 1994г. "Новая ежедневная газета" сообщила о существовании специальной секретной справки для высших должностных лиц о жертвах 3-5 октября. В справке, подписанной Грачёвым и Ериным, указана цифра - 948 убитых. По другим источникам в этой же справке названа цифра - 1052. (Грешневиков А.Н. Указ. соч. с. 271.) "Мемориал" собрал данные о гибели 829 человек. (Иванов И. Анафема. СПб., 1995. с.452). Многие независимые исследователи сходятся на цифре в 1500 погибших. И, если не будет проведено серьёзное расследование событий сентября-октября 93г., то подавляющее большинство жертв так и останется забытыми.

* * *
Когда еще не догорел Дом Советов, власть уже приступила к фальсификации числа погибших в октябрьской трагедии.

Бывший следователь Генпрокуратуры Леонид Прошкин, работавший в 1993—1995 гг. в составе следственно оперативной группы по расследованию октябрьских событий, заявил о гибели 3—4 октября 1993 г. не менее 123 гражданских лиц и ранении не менее 348 человек. Он пояснил, что термин «не менее» употребил, потому что допускает «возможность некоторого увеличения числа потерпевших за счет не установленных погибших и раненых граждан». Причем в следственных документах, подчеркнул Прошкин, утверждения более категоричны. («Совершенно секретно». 1998. №10. С.7).

Поздно вечером 4 октября 1993 г. в СМИ прошло информационное сообщение: «Европа надеется, что число жертв будет сведено к минимуму». Рекомендацию Запада в Кремле услышали.

Рано утром 5 октября 1993 г. главе президентской администрации С.А. Филатову позвонил Б.Н. Ельцин. Между ними состоялся следующий разговор:

— Сергей Александрович, к вашему сведению, за все дни мятежа погибло сто сорок шесть человек.
— Хорошо, что вы сказали, Борис Николаевич, а то было такое ощущение, что погибли 700—1500 человек. Надо бы напечатать списки погибших.
— Согласен, распорядитесь, пожалуйста. («Газета». 2003.№183. С. 3).

В первые дни после штурма Дома Советов официальные лица, прежде всего медицинские работники, делали довольно странные и противоречивые заявления. Руководитель Главного медицинского управления Москвы (ГМУМ) А.Н. Соловьев на пресс конференции 5 октября сообщил, что «тела сторонников Руцкого и Хасбулатова», погибших при обороне Белого дома, останутся в здании бывшего парламента до окончания сотрудниками прокуратуры следственных действий. Вместе с тем, пояснил Соловьев, в других столкновениях 3—5 октября убито 108 человек.

6 октября зав. оперативным информационным отделом Центра экстренной медицинской помощи (ЦЭМП) Д.К. Некрасов заявил, что вывоз трупов из Белого дома еще не начат. Однако, по словам пресс секретаря ГМУМ И.Ф. Надеждина, представителям московского здравоохранения комендатурой Белого дома было заявлено, что внутри «этого объекта не обнаружено ни одного трупа». А зам. министра здравоохранения А. Москвичев заявил, что всего из Дома Советов будет вывезено около 50 трупов. Но прокурор Москвы Геннадий Пономарев, выйдя из Дома Советов, сказал, что количество убитых там исчисляется сотнями.

Так сколько же погибших было в Белом доме и его окрестностях? На этот вопрос помогут ответить свидетельства участников событий. Первые жертвы 4 октября появились около парламента рано утром, когда символические баррикады защитников прорвали бэтээры, открыв огонь на поражение. Свидетельствует Галина Н.: «В 6 часов 45 минут утра четвертого октября нас подняли по тревоге. На улицу мы выбежали сонные и сразу попали под пулеметный огонь… Потом мы несколько часов лежали на земле, а в десяти метрах от нас били бэтээры… Нас было около трехсот человек. Мало кто остался в живых. А затем мы перебежали в четвертый подъезд… Я наулице видела, что тех, кто шевелился на земле, расстреливали». По словам Евгения О., на площади было много убитых из тех, кто пришел на баррикады или жил в палатках у здания Верховного Совета. Среди них были и молодые женщины. Одна лежала с лицом, ставшим сплошной кровавой раной.

Расстрел шел и со стороны Дружинниковской улицы.

Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив «Белого дома» стояли шесть бронетранспортеров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой лежали казаки с Кубани — человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5—6 человек, а остальные все полегли». Свидетельствует Ирина Савельева: «Много трупов было во внутреннем дворе, где стояли палатки. Это мы видели еще утром из окон фракции «Россия», которые выходили именно туда».

Еще больше жертв оказалось при обстреле здания парламента. Депутат от Чувашии хирург Н.Г. Григорьев в 7 ч. 45 мин. утра 4 октября спустился на первый этаж в холл двадцатого подъезда. «Я обратил внимание, — вспоминает он, — на то, что на полу холла, а холл был самым большим в Доме Советов, лежали рядами более полусотни раненых, возможно и убитые, так как первые два с половиной ряда лежащих людей были накрыты с головой».

Через несколько часов штурма погибших заметно прибавилось. «Я вышел из приемной третьего этажа и стал спускаться на первый, — свидетельствует человек из окружения А.В. Руцкого. — На первом этаже — жуткая картина. Сплошь на полу, вповалку — убитые…Там их наваляли горы. Женщины, старики, два убитых врача в белых халатах. И кровь на полу высотой в полстакана — ей ведь некуда стекать.

В переходе от двадцатого к восьмому подъезду сложили больше двадцати убитых. Там же оставались около 30 раненых, из них 15 — тяжело. По свидетельству московского бизнесмена Андрея (имя изменено) только в их секторе находилось около ста убитых и тяжелораненых. Президент Ингушетии Руслан Аушев сообщил вечером 4 октября Станиславу Говорухину, что при нем из Белого дома вынесли 127 трупов, но много еще осталось в здании.

О судьбе большей части раненых, оставленных в Белом доме, можно только догадываться. «Раненых почему то тащили с нижних этажей на верхние», — вспоминал человек из окружения А.В. Руцкого. Потом их могли просто добить. Тем более что расстрелы защитников Дома Советов, в том числе раненых, проходили вполне открыто весь день.

Н.А. Брюзгина, помогавшая раненым в импровизированном «госпитале» на первом этаже в двадцатом подъезде, впоследствии рассказала О.А. Лебедеву, что, когда ворвавшиеся военные принялись вытаскивать раненых в коридор, оттуда стали доносится глухие звуки. Надежда Александровна, приоткрыв дверь туалета, увидела, что весь пол там был залит кровью. Там же горой лежали трупы только что застреленных людей. (см. воспоминания О.А. Лебедева на сайте 1993.sovnarkom.ru в разделе «Воспоминания»).

По словам офицера защитника, перешедшего утром 4 октября вместе с другими людьми из бункера в подвал Белого дома, «молодых парней и девушек хватали и уводили за угол в одну из ниш», затем «оттуда слышались короткие автоматные очереди».

Свидетельствует капитан 1 го ранга В.К. Кашинцев:
«Примерно в 14 ч. 30 мин. к нам пробрался парень с третьего этажа, весь в крови, сквозь рыдания выдавил: «Там внизу вскрывают комнаты гранатами и всех расстреливают, уцелел, так как был без сознания, видно, приняли за мертвого».

Люди, выходившие «сдаваться» днем 4 октября из двадцатого подъезда, стали свидетелями того, как штурмовики добивали раненых. Многие люди при начавшемся интенсивном обстреле поднимались на верхние этажи, «поскольку создавалось впечатление, что там безопаснее». Об этом, в частности, рассказали капитан 3 го ранга Сергей Мозговой и Иван Иванов (псевдоним офицера разведки). Но именно по верхним этажам велась стрельба из танков, что существенно сокращало шанс выжить для находившихся там людей.

По официальным данным Министерства обороны, при штурме Белого дома израсходовано 12 танковых снарядов. Из них 10 осколочно фугасных и 2 подкалиберных. В боекомплекте находились еще 26 кумулятивных снарядов, до которых, как утверждали военные, дело не дошло. Осколочно фугасные снаряды обладают большой разрушительной силой. Радиус поражения осколками, несущими убойную силу, составляет 200 метров. Однако Д.А. Волкогонов в одном из выступлений на телевидении признал, что каждый из четырех танков выпустил по Белому дому по 7—8 снарядов.

В беседе с главным редактором газеты «Завтра» А. Прохановым генерал майор Министерства обороны сообщил, что, по его данным, из танков выполнено 64 выстрела. Часть боеприпасов была объемного взрыва, что вызвало огромные разрушения и жертвы среди защитников парламента.

Бывший сотрудник милиции, перешедший на сторону парламента, видел, как снарядами в кабинетах Дома Советов «буквально разрывало людей». Поэтому очень мало свидетельств тех, кто находился в здании парламента выше седьмого этажа.

Немного свидетельств и тех, кто выходил вечером 4 октября со стороны стадиона «Красная Пресня». 6 октября в СМИ прошла информация, что, по предварительным подсчетам, в ходе «добровольной сдачи в плен» в течение заключительной фазы штурма Белого дома задержаны около 1200 человек, из которых около 600 находятся на стадионе «Красная Пресня».

Люди из окрестных домов рассказывали, что из окон верхних этажей видели, как на стадионе расстреливали людей. Расстреливать начали в сумерки 4 октября, и «эта кровавая вакханалия продолжалась всю ночь». И еще видели, как в 5 часов утра 5 октября на стадионе расстреливали казаков.

Необходимо привести рассказы непосредственных очевидцев расстрелов. Геннадий Портнов чуть сам не стал жертвой озверевших омоновцев. «Плененный, я шел в одной группе с двумя народными депутатами, — вспоминал он. — Их вырвали из толпы, а нас прикладами стали гнать к бетонному забору… На моих глазах людей ставили к стенке и с каким-то патологическим злорадством выпускали в людей, а потом в мертвые уже тела обойму за обоймой. У самой стены было скользко от крови». Геннадий спасся чудом. По свидетельству женщины, пролежавшей всю ночь под одной из частных машин, припаркованной напротив бассейна на территории стадиона, «убитых отволакивали к бассейну, метров за двадцать, и сбрасывали туда».

Защитник Дома Советов О.А Лебедев на девятый день после штурма побывал на этом стадионе. Вот что он увидел: «В правом дальнем углу стадиона, где расположен небольшой бассейн без воды в это время года, стояли еще две домушки (видимо, раздевалки, похожие на бытовки строителей) со стенами, облицованными профилированным дюралевым листом. Все стены были густо заляпаны кровью и испещрены пулевыми отверстиями на уровне роста среднего человека».

По некоторым данным, на стадионе каратели расстреляли до 160 человек. Причем до 2 часов ночи 5 октября расстреливали партиями, предварительно избив своих жертв. По сведениям бывшего депутата Верховного совета от Челябинской области А.С. Бароненко, на стадионе расстреляли около 300 человек, в том числе детей школьного возраста, женщин, врачей.

Расстрелы, истязания людей проходили и во дворах близлежащих к Дому Советов домов. Людей, выведенных «Альфой» к вечеру 4 октября со стороны набережной, ожидала ловушка в подъездах и во дворе большого дома по переулку Глубокому. Особенно лютовали омоновцы в одном из подъездов этого дома. Вспоминает очевидец, чудом оставшийся в живых: «Меня вводят в парадное. Там свет, и на полу трупы, голые по пояс». Как установил Ю.П. Власов, всех, кто попал в первый подъезд после пыток, убили, женщин раздевали донага и насиловали всем скопом, а после пристреливали.

4 октября около Белого дома работали медицинские бригады врачей добровольцев. Бригада Юрия Холькина за 4 и 5 октября с близлежащих улиц собрала 50 трупов. Бригада Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, возглавляемая Андреем Шестаковым, отправила на грузовике с прицепом от Дома Советов еще 34 тела. По словам руководителя еще одной медбригады, работавшей у здания парламента, Дмитрия Щетинина, в общей сложности они принесли 60—70 трупов.


Вместе с тем имеются свидетельства того, что трупы, собранные на улице, вывозились не только «скорой помощью» и усилиями добровольцев. Люди в штатском из спецслужб во второй половине дня 4 октября подбирали убитых на баррикадах и куда то увозили. Какие то люди в комбинезонах грузили трупы защитников, сложенные штабелями в парке им. Павлика Морозова.

Однако немалая часть трупов, поступившая в московские морги, вскоре оттуда исчезла. Врач Спасательного Центра ММА им. И.М. Сеченова А.В. Дальнов, работавший во время штурма в здании парламента, через некоторое время после событий констатировал: «Заметаются следы по точному числу пострадавших. Засекречиваются все материалы с21.09.93 по 4.10.93, находящиеся в ЦЭМПе. Переписываются некоторые истории болезни раненых и умерших, изменяются даты поступления в морги и больницы. Часть пострадавших, по согласованию с руководством ГМУ, перевозится в морги других городов». Некоторых погибших отправили в спецморги ведомств, где их трудно было найти. Как сообщил корреспонденту «НЕГ» источник, пожелавший остаться неизвестным, список погибших у Дома Советов, находившихся в Лианозовском морге Москвы (одном из таких спецморгов) на начало марта 1994 г., занимал две страницы машинописного текста.

Из морга Боткинской больницы значительную часть трупов вывезли в неизвестном направлении. По информации журналистов «МК», в течение двух недель после октябрьских событий на грузовиках с гражданскими номерами дважды из морга Боткинской больницы вывозились трупы «неизвестных лиц». Их вывозили в пластиковых мешках черного цвета.

Но в самом здании бывшего парламента оставалось много трупов, которые не попали даже в морги. Врачи бригады Ю. Холькина свидетельствуют: «Мы прошли весь БД до 7 го(цокольного) этажа… Но выше 7 го военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно попросту отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики». В 19 ч. 28 мин. 4 октября к Дому Советов направлены пожарные подразделения УПО ГУВД г. Москвы. Они начали тушить пожар, но были остановлены военными в 20 ч. 19 мин. Тушение пожара возобновилось только около трех часов ночи 5 октября. «Это не поддается описанию, — пересказывал позже журналистам то, что увидели пожарные на горящих этажах, руководитель Московской пожарной службы генерал майор Максимчук. — Если там кто то и был, от него ничего не осталось: горящие этажи превратились в крематорий».

Куда же исчезли трупы? 6 октября зав. оперативным информационным отделом ЦЭМП Д.К. Некрасов заявил, что «возможно, только вечером Центру разрешат направить туда бригаду для эвакуации тел погибших». Но бригаду так и не направили, а «расчистку» Дома Советов от трупов производили воинские и милицейские подразделения. По утверждению Леонида Прошкина, следователей Генпрокуратуры допустили в здание только 6 октября. До этого, по его словам, там несколько дней хозяйничали внутренние войска и ленинградский ОМОН. По информации журналистов газеты «Аргументы и факты», солдаты и офицеры внутренних войск несколько дней собирали по зданию «обугленные и разорванные танковыми снарядами» останки почти 800 его защитников.

В ночь на 5 октября к Дому Советов периодически подъезжали две грузовые машины. Капитан Андрей Емельянов рассказал, что трупы вывозили в несколько рейсов через гаражу набережной. Подъезжали КамАЗ и крытый ЗИЛ. По сообщению другого источника, примерно в 11 ч. вечера 4 октября трупы вывозились на трех машинах «УАЗ 452». Генерал майор А.Г. Баскаев, назначенный 4 октября комендантом Белого дома, признал, что он видел, как ночью с разных точек вывозили трупы, но сколько их было, не знает.

Народный депутат России А.Н. Грешневиков выяснил у охраны Белого дома, что трупы вывозились в основном 5 октября. Увозили машинами. По данным сотрудника общества «Мемориал» Е.В. Юрченко, трупы вывозили на трех грузовиках военного типа. Но по информации журналистов «АиФ», тела убитых вывозили 8 специально выделенных для этой цели грузовиков. Однако, как сообщалось в «НГ», трупы из здания вечером 4 и утром 5 октября были доставлены в морг Института им. Н.В. Склифосовского. Из за отсутствия машин «тела перевозились на бортовых грузовиках», что, возможно, по мнению журналиста «НГ», и «послужило причиной слухов о тайном вывозе убитых специальной автоколонной». Вместе с тем ранее в печати прошла информация, что 9 октября из морга института им. Н.В. Склифосовского вывезли 201 труп.

Останки погибших в Доме Советов вывозили еще несколько дней после 4 октября. Сотрудница аппарата Комитета по экологии Верховного Совета Евгения Петухова, обеспокоенная тем, что в Белом доме сгорит весь архив, добилась спецразрешения на прохождение в здание. Она вошла туда на третий день после штурма. Случайно, по словам Петуховой, охранник показал мешки, приготовленные к погрузке. Мешки стояли в вестибюле. Машины уже отвезли часть. Сверху в мешках были бумаги, а «глубже лежали органы человеческих тел».

Не исключено, что часть тел вынесли через выход, ведущий из подвала двухэтажного здания, что рядом с Белым домом, в туннель метрополитена между станциями «Киевская» и «Краснопресненская», а потом погрузили в товарные вагоны и вывези за город. Об этом, например, писал в «НГ» офицер внутренних войск.

Погибших могли вывозить не только на грузовиках и в товарных вагонах. По свидетельству отставного майора МВД П. Артеменко, три ночи — с пятого на шестое, с шестого на седьмое, с седьмого на восьмое октября — его дочь наблюдала в театральный бинокль за судами с широким остовом, стоявшими на Москве реке. В эти баржи и в теплоход из здания Дома Советов военные что то переносили в мешках и на широких полотнищах. Заслуживает внимание и информация С.Н. Бабурина: «…Я встретился с моим бывшим коллегой, и он мне сказал: «А ведь была ситуация, когда мы оказались по разные стороны баррикад». Я спрашиваю: «В каком смысле?» Отвечает: «В 93 году, служа во внутренних войсках, я участвовал в штурме Верховного Совета». И, помолчав, добавил, что после штурма ему было поручено контролировать загрузку барж телами погибших. Только во время его дежурства была загружена одна баржа. Другую готовились загружать. У меня нет оснований сомневаться в рассказе этого человека». Об отправке части трупов на баржах по Москве реке рассказала в середине октября 1993 г. газета «Ступени» (Москва). Через некоторое время газета закрылась. Но даже после того, как из Белого дома вывезли, казалось, все трупы, некоторое время спустя в здании находили еще тела погибших: 19 октября — в шахте одного из лифтов, неделей раньше — в коллекторе кондиционирования. Проблема уничтожения и сокрытия тел погибших властью была решена. После 4 октября состоялось совещание директоров похоронных учреждений, где от них потребовали жесткого подчинения приказам «сверху». В администрации Хованского кладбища в первые дни после трагедии корреспонденту ИТАР ТАСС сообщили, что все неопознанные жертвы будут скорее всего кремированы.

Правозащитник Е.В. Юрченко в ходе расспросов работников трех крематориев Москвы и области установил, что в них сжигались трупы из Белого дома. В частности, опрашивая служащих крематориев Николо Архангельского и Хованского кладбищ, он выяснил, что там три ночи подряд,начиная с ночи пятого на шестое октября, сжигались «трупы в мешках». Нижняя оценка по двум крематориям, учитывая их мощность и внеплановый характер работы, составляла около 200 кремаций, высшая — около 500. Е.В. Юрченко пришлось прекратить расспросы, когда ему начали угрожать люди в штатском: «Вас мы не тронем, но ведь у вас дочка подрастает…»

Независимое расследование провели и журналисты «НЕГ». Вот что им рассказали двое работников Хованского кладбища еще на первой неделе после расстрела Дома Советов: «Нашему директору сказали: «Надо произвести триста захоронений». На триста не согласился, да и не успели бы мы. Обгоревшие останки трупов привозили в целлофановых пакетах, крематорий работал три дня и три ночи. Братская могила? Да вон там она, в том углу нового участка. Сколько там захоронили, не знаем, все неопознанные». Спустя почти три недели земля на показанном участке заметно осела и была залита водой. На другом кладбище, расположенном в ближнем Подмосковье, подвыпивший бригадир могильщиков заявил корреспонденту газеты: «Да а, привозили тут сначала 60 человек, потом вроде еще… Некоторые до сих пор в морге крематория валяются».

Не исключено, что в качестве крематория использовали топки одной из ТЭЦ. Об этом, в частности, сообщала газета «Ступени». Некоторые останки расстрелянных защитников парламента захоронены на военном полигоне в Подмосковье (в Климовске).

По приказу из ГУВД Москвы столичные отделения милиции категорически отказывались принимать заявления и предоставлять какие либо сведения родственникам погибших из других регионов. Е.В. Юрченко рассказывал о том, как родственники погибших из других городов не могли получить сведений в отделениях милиции Москвы. Им предлагали подавать заявления по месту жительства.

Даже у москвичей возникали серьезные проблемы с поиском своих родных и с подачей заявления о пропаже в милиции. Маме погибшего Сергея Новокаса в милиции говорили:«Что вы сюда ходите? Вот растает снег и тогда труп найдем». У родственников М.М. Челышева в милиции долго отказывались принимать заявление: «Это ваши проблемы, ищите сами».Его тело нашли и опознали только 19 ноября 1993 г.

Многие родственники боялись обращаться в милицию. С.А. Бахтиярова в своей книге «Реквием» зафиксировала: «Слышала, близкие исчезнувших боятся подавать в розыск. Найдут и схватят!»

Первое время считалось, что утром 4 октября у Дома Советов погиб иерей Виктор (Заика) из города Сумы. Но, слава Богу, отец Виктор с Украины остался жив. Через несколько месяцев он пришел в редакцию газеты «Завтра» и рассказал о себе. Все было бы хорошо… Но есть непосредственный свидетель расстрела священника у Белого дома. Вспоминает депутат Верховного совета А.М. Леонтьев: «Когда казаков начали расстреливать в упор, навстречу БТР выбежал священник отец Виктор с иконой в руках, подняв ее высоко над головой, и начал кричать: «Изверги! Изверги! Прекратите убийство!» Пытался остановить БТР, но крупнокалиберный пулемет прошил его насквозь, и он упал замертво». Свидетелем гибели какого священника стал А.М. Леонтьев? К сожалению, пока на этот вопрос нет ответа.

Непросто ответить и на вопрос: сколько всего жизней унесла октябрьская бойня 1993 г.? Один военнослужащий слышал разговоры «некоторых военных о том, что в Белом доме было 415 трупов». Другой источник называл свыше 750 погибших. По сведениям А.С. Бароненко, в Доме Советов (не считая расстрелянных на стадионе и во дворах) погибли око ло 900 человек.

По данным Е.Ю. Юрченко, на сентябрь 1994 г. общее число погибших (доказан факт исчезновения и найдены свидетели гибели) составляло 829 человек. Существует список погибших, в котором поименно названо 978 человек. Три различных источника (в Министерстве обороны, МБ, Совмине) сообщили корреспондентам «НЕГ» о справке, подготовленной только для высших должностных лиц России. В справке, подписанной тремя силовыми министрами, указывалось число погибших — 948 человек (по другим данным — 1052).

По сообщению информаторов, сначала была лишь справка МБ, направленная В.С. Черномырдину. Затем последовало указание сделать сводный документ всех трех министерств.(НЕГ. 1993. №47. С.1). Эта информация была подтверждена и бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым. «По моим сведениям, — говорил он в интервью «НЕГ», — одна западная телекомпания приобрела за определенную сумму справку, подготовленную для правительства, с указанием количества жертв. Но пока ее не обнародуют».

Шевченко Валерий Анатольевич,
историк

http://zapravdu.ru/content/view/235/36/ - полностью здесь

UPD:
Октябрь 1993 года: взгляд из постсоветского зарубежья
http://maksagor.livejournal.com/61638.html

Российско-американская совместная революция
http://www.rusidea.org/?a=430112




источник - по http://colonelcassad.livejournal.com/849569.html


Смотрите здесь - http://9e-maya.ru/forum/index.php?topic=1481.0"


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт окт 04, 2012 9:55:34 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн май 09, 2005 21:25:37
Сообщения: 452
Убрал повтор текста.


Последний раз редактировалось Алексей О. Чт окт 04, 2012 18:43:06, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт окт 04, 2012 14:18:34 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн янв 26, 2009 13:53:14
Сообщения: 595
Вдруг случайно кто-нибудь видел ссылочку на распечатки радиопереговоров активных участников тех событий? «Витязя», например. Белого дома?

Подобных этим:
http://siloviki-ru.livejournal.com/36837.html


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт окт 04, 2012 19:06:21 
Не в сети

Зарегистрирован: Пн май 09, 2005 21:25:37
Сообщения: 452
С просторов Инета, про гаденышей в форме...


Генерал Анатолий Романов. Вопрос?!
Друзья, помните про покушение на генерала Анатолия Романова, командующего группировкой войск в Чечне 6 октября 1995 года, после которого генерал никак не может прийти в себя.

Нашел тут следующую про него информацию:

"В сентябре-октябре 1993 года, в период противостояния Президента РФ и Верховного Совета РФ, распущенного президентским указом от 21 сентября 1993 года, заместитель командующего внутренними войсками МВД России генерал-майор А.А.Романов встал на защиту президентской стороны. Под его руководством в помещениях московской фабрики «Трехгорная мануфактура» было сосредоточено около пятисот военнослужащих внутренних войск в форме ОМОНа, которые в ночь с 4 на 5 октября 1993 года в окрестностях Рочдельской улицы, в районе набережной, устраивали провокационные вооружённые нападения на армейские части и бессудные расстрелы защитников Дома Советов и массовые истязания безоружных людей.
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2066
http://d-pankratov.livejournal.com/529032.html
Он самый. Только "руководил" - это слишком сказано. Командовал восйками МВД в должности генерал-майора (с тех пор подрос в звании). Тогда ещё его "орлы" отметились перестрелкой с десантниками 119-го пдп (которые тоже не остались в долгу) и ухлопали друг у друга несколько человек.
Определенный черныю юмор заключается ещё и в том, что, после того как в результате подрыва вышибли мозги, ему поставили в голову приборчик для электростимуляции нервной активности. Вспоминаем - "История города Глупова", был там губернатор с органчиком в голове. Только у Салтыкова-Щедрина он работал от пружинки, а не от батареек. ;)
Кстати же, если говорить о зигзагах судьбы, то можно вспомнить о старшем лейтенанте Русакове. В октябре 1993 года именно этот танкист-наемник с экрана ТВ самодовольно признался в том, что 4 октября 1993 года вовсю лупил по "Белому дому" из своего танка Т-80, а на вопрос телекомментатора о судьбе женщин в Доме Советов ответил просто: "А моя жена дома сидит и никуда не лезет...". Помню я эту передачу - весёлый такой парень был, улыбчивый. В ноябре 1994 года он (будучи уже капитаном), как и некоторые другие офицеры Кантемировской дивизии подписались участвовать в штурме Грозного местной чеченской "оппозицией". За 9 миллионов рублей на нос (1 миллион сразу, 5 - за участие в боевой операции и 3 - после успешного окончания, плюс, конечно, премиальные надбавки) - неплохая сумма, в принципе, тогда за эти деньги можно было квартиру купить.
Только бывшие торговцы розочками оказались какими-то недружелюбными, вытащили его из танка и надавали по шее. И он опять попал в телевизор. Только уже не улыбался... Интересно, оставшиеся 5 миллионов ему потом отдали? ;)
Из газеты “Согласие”, 1993 г.:
В штурме Дома Советов 4 октября 1993 года принимали участие следующие подразделения, части и соединения Московского военного округа:
2-я гвардейская мотострелковая (Таманская) дивизия. Командир дивизии генерал-майор ЕВНЕВИЧ.
4-я гвардейская танковая (Кантемировская) дивизия. Командир генерал-майор ПОЛЯКОВ.
27-я отдельная мотострелковая бригада (Теплый Стан). Командир полковник ДЕНИСОВ.
106-я воздушно-десантная дивизия. Командир полковник САВИЛОВ.
16-я бригада спецназа. Командир полковник ТИШИН.
218-й отдельный батальон спецназа. Командир подполковник КОЛЫГИН.
Всего Министерством обороны на штурм Дома Советов было брошено более 3000 солдат и офицеров, 10 танков, 80 БТР, 20 БМП, 15 БРДМ, свыше 60 БМД.
Наибольшую активность в операции проявили офицеры 106-й воздушно-десантной дивизии: командир полка подполковник ИГНАТОВ, начальник штаба полка подполковник ИСТРЕНКО, командиры батальонов майор ХОМЕНКО и капитан СУСУКИН;
офицеры Таманской дивизии: заместитель командира дивизии подполковник МЕЖОВ, командиры полков подполковники КАДАЦКИЙ и АРХИПОВ.
Офицеры Кантемировской дивизии, составившие добровольческие офицерские экипажи, стрелявшие из танков по Дому Советов: заместители командиров танковых батальонов майор ПЕТРАКОВ и майор БРУЛЕВИЧ, командир батальона майор РУДОЙ, командир разведывательного батальона подполковник ЕРМОЛИН, командир танкового батальона майор СЕРЕБРЯКОВ, заместитель командира мотострелкового батальона капитан МАСЛЕННИКОВ, командир разведывательной роты капитан БАШМАКОВ. Непосредственно операцией руководил министр обороны ГРАЧЕВ.
РОМАНОВ. Зам. командующего ВВ, мучитель узников стадиона "Красная Пресня".
ЛЫСЮК. Командир спецподразделения "Витязь", расстрелявший демонстрацию в Останкине.
ЕВНЕВИЧ. Командир Таманской дивизии, чьи танки стреляли в народ.
ПОЛЯКОВ. Командир Кантемировской дивизии, чьи танки убивали людей.
http://www.zel-zavtra.narod.ru/palachi.html
Вот они — эти «герои», удостоенные «золотых звезд» за свои «подвиги»: подполковник Беляев Николай Александрович, генерал-майор Евневич Валерий Геннадьевич, подполковник Игнатов Николай Иванович, старший сержант Куроедов Алексей Юрьевич, сержант милиции Быстрицкий Николай Тимофеевич, майор милиции Кишинский Александр Евгеньевич, подполковник внутренних войск Лысюк Сергей Иванович, лейтенант внутренних войск Михайлов Александр Валерьевич, подполковник милиции Селиверстов Сергей Александрович.
А вот «победители», награжденные и опозорившие боевой орден «За личное мужество»: подполковник милиции Булатов Владимир Иванович, подполковник внутренних войск Быков Сергей Александрович, подполковник милиции Гилазов Нурсаит Гилазович, генерал-лейтенант внутренних войск Голубец Павел Васильевич, младший сержант милиции Гущин Владимир Васильевич, генерал-майор милиции Киселев Виктор Дмитриевич, капитан милиции Ковалев Дмитрий Николаевич, старший сержант внутренних войск Лебедев Павел Анатольевич, старший сержант милиции Лифонкин Николай Владимирович, подполковник внутренних войск Некрашевич Николай Иванович, полковник милиции Полетаев Евгений Александрович, генерал-майор внутренних войск Романов Анатолий Александрович, старший лейтенант внутренних войск Сергеев Александр Викторович.
И наконец те, кто покрыл несмываемым позором первую советскую медаль «За отвагу», проявившие «отвагу» в убийстве беззащитных женщин, стариков и детей: младший сержант милиции Алексеев Сергей Владимирович, сержанты милиции — Долгих Сергей Анатольевич и Минин Андрей Александрович, старший сержант милиции Никитенков Павел Петрович."
Источник: http://gorod.tomsk.ru/index-1287646479.php


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 8 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB