Текущее время: Чт окт 01, 2020 23:18:47

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 49 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт авг 20, 2010 10:36:56 
Не в сети
Ветеран

Зарегистрирован: Пт ноя 11, 2005 14:01:18
Сообщения: 4376
Откуда: От верблюда!
Интересная статья сербского публициста. Не со всем можно согласиться, но в общем-то интересно почитать.

ПО ПОВОДУ ПОИМКИ ДР. РАДОВАНА КАРАДЖИЧА

Милослав САМАРДЖИЧ

Честные люди не боятся суда. Это др. Радован Караджич повторял неоднократно, ещё прежде, чем уйти в подполье.
Когда речь идёт о военных преступлениях, первое по списку – преступление против мира. Итак: кто разжёг войну? Не Караджич, так как он подписал т. н. Лиссабонское соглашение, исключающее войну в Боснии и Герцеговине. На соглашении стояла и подпись лидера другой стороны – Алии Изетбеговича. Но тогда представители западных сил прибыли в Сараево и убедили Изетбеговича начать войну, поскольку война принесла бы ему намного больше, чем этот мирный договор. Даже Ричард Холбрук написал об этом в своих мемуарах. Об этом публично, перед телекамерами, в известном документальном фильме компании Би-Би-Си, повторили главные представители Великобритании, ответственные за Балканы.
По сути, война была нужна западным силам, как и многие другие войны, которые они непрерывно ведут.
Таким образом, судебный процесс по военным преступлениям в Боснии и Герцеговине был бы очень простой: налицо закон, налицо свидетели, налицо факты...
Но, конечно, этот процесс отнюдь не будет простым, ибо слушание не будет происходить перед настоящим судом. Т. н. Гаагский Трибунал основан незаконно, подобно тому, как если бы произвольная группа граждан объединилась и решила учредить суд. Утвердить правила работы и выносить приговоры на собственное усмотрение: тех, кто им нравится – освобождать, пусть они и виноваты, а тех, что им не нравятся – осуждать, хотя они невиновны.
Ни один настоящий суд никогда бы не освободил албанских наркодиллеров, осудив генералов Павковича и Лазаревича, и не освободил бы всех сараевских военных главарей, включая самого Насера Орича, преследуя при этом Караджича и Младича.
Таким образом, это ненастоящий суд и им не соблюдается одно из крупнейших достижений цивилизации – римское право. Здесь действует закон силы: кто сильнее, тот судит, кого хочет и как хочет.
Откат к доцивилизационной эпохе не является, к сожалению, чем-то новым на планете Земля. Но является новостью в западном мире. Опасной новостью: некогда ведущие страны пали так низко, и продолжают падать, что никак не может привести к добру. Выяснилось, что вирус инквизиции никогда не был полностью искоренён западным миром, и этот вирус снова начинает свирепствовать.
Гаага – не единственный синдром этого состояния, однако речь идёт о разветвлённой системе нецивилизованных действий. Возьмём, к примеру, ещё одно достижение нового времени – демократию. Западные силы не позволяют, чтобы в Сербии, а также во многих других странах, была возрождена или в первый раз введена демократическая система, стремясь сохранить собственную решающую роль при отборе лиц у власти и приближённых к власти. Западные третьеразрядные чиновники, агенты и оперативники неизвестно каких служб и мультинациональных компаний нелегально распределили сотни миллионов евро угодным для них лицам, а нелегальные деньги в таком количестве неминуемо порождают криминал. По природе вещей, такого рода криминал объединяется с классическим криминалом, и таким образом, примера ради, мы никогда не дождались ответа на вопрос: что стало с деньгами Земунского клана? Один британский эксперт пишет в газете «НИН», что дневной оборот этого клана от торговли наркотиками достигал и 30 миллионов евро. Поэтому в западном мире разгром преступных группировок всегда сопровождается вестями: где деньги и сколько денег конфисковано.
В посткоммунистических странах две вышеозначенные преступные группы слились с третьей, восходящей к коммунистическому режиму. Согласно римскому праву, сам коммунизм – это разбой: отбор чужого имущества насильственным путём. Имущество, отнятое после 1944 года в Сербии, а речь идёт приблизительно о миллионе объектов, ещё не возвращено прежним владельцам.
Таким образом, как логическое следствие действий тройственного преступного формирования, всё и вся ставится с ног на голову. Люди у власти и приближённые к власти сравнивают др. Радована Караджича с нацистским офицером Куртом Вальдхаймом и усташем Иво Ройницей. Говорят, и они так скрывали свою идентичность и дослужились до высоких постов в Организации Объединённых Наций, Австрии и Хорватии соответственно. А всем известно, что Вальдхайм и Ройница не меняли свои имена, что их прошлое было общеизвестно, однако Австрия и Хорватия взяли их под свою защиту, что Ройница как раз и был возвращён в Загреб как усташ. Известен также факт, что армия Республики Сербской препятствовала продолжению геноцида времён Второй мировой войны, и даже боролась против формирований, использующих нацистскую символику.
В общей сложности, абсолютно ничего общего Караджич с этими нацистами не имеет.
Но то, что вся эта история ещё как связана с нацизмом – бесспорно. От перенятия гитлеровских терминов «Объединённая Европа» и «Новый порядок», до плагиата условий, которые Гитлер ставил перед сербами для вступления в «Объединённую Европу» и использования мнимых благодатей «Нового порядка». Основным условием была дань кровью: выдача генерала Дражи Михайловича и его соратников в борьбе против тирании.
Потому неудивительно, что уже почти два десятилетия, даже в школьных учебниках, реабилитируются Милан Недич и Димитрий Лётич – лица, дававшие дань кровью, и являющиеся символами покорности и лакейства.
Неудивительно, что и далее упорно сатанизируется генерал Дража и скрыта его могила, поскольку он – символ сопротивления и свободолюбивых традиций.
Тогда Сербия не выполнила условий вступления в «Объединённую Европу». А что если их выполнит сегодня?
Сама Западная Европа, в собственных странах, подвергает строгим санкциям преступные действия, которые здесь поддерживает. Там не могут существовать партии, принимающие деньги из-за границы – таким образом, уже только на этом основании, в день вступления в «Объединённую Европу» почти все здешние правящие партии пришлось бы распустить. Но их не распустят, так как этого не произошло и в других посткоммунистических странах. Тогда доходит до коллизии легальных и нелегальных действий западных стран. Эта коллизия только что привела к отказу Европы в помощи Болгарии размером в полмиллиарда евро, из-за коррупции. Итак, из-за коррупции, которую сам Запад создавал своими действиями. А в Сербии он её создавал несравнимо больше, чем в Болгарии.
Иными словами, никогда в строгое законодательство страны наподобие Великобритании, например, не смогут вписаться тысячи шпионских агентур, каковые западные силы под видом партий, негосударственных организаций, фондов, СМИ и т. д. создали в Сербии.
Никогда в западную систему свободы печати не смогут влиться поколения журналистов-пропагандистов, которых западные силы взрастили в Сербии.
Никогда в патриотическое общественное мнение, каковое существует в любой западной стране, не смогут вклиниться тысячи лиц с предательским менталитетом, которые западные силы создали и внедрили на все существенные места в государственном аппарате Сербии.
Никогда западные богачи, скапливавшие капитал поколениями, не будут сотрудничать на равных с теми, что обогатились за ночь.
Никогда западные государства, которые своих бывших политиков и военных не выдали бы никогда и ни за какую цену, не будут смотреть иначе, чем с презрением, на тех, кто этим даже хвалится.
Если эта кровавая цена вхождения в ряды стран, которые на протяжении 100 лет являются сюда, чтобы стрелять, бомбить и отнимать землю, однажды и будет уплачена, возникает вопрос – по сути, хотят ли они вообще нас там?
Их общественное мнение говорит: не хотят?
И хотим ли мы к ним?
О референдуме здесь никто и не упоминает. От нашего имени говорят только лица, числящиеся в их штатном списке.
Ввиду информации о подлинном положении дел и наш ответ в любом случае был бы отрицательным.
Сейчас распространяется только информация о неких больших миллиардах, которые поступят в подарок.
Но западным миром правит пословица: «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке».
И правит логика завоевателя. А завоёвывают затем, чтобы отнимать, а не затем, чтобы давать. Вот прошло полтора года по вступлении Болгарии и Румынии в «Объединённую Европу», плюс ещё несколько лет с тех пор, как им Брюссель якобы помогает – а их прожиточный уровень всё ещё далеко уступает даже такой Сербии.
Вступление в «Объединённую Европу» автоматически переводит страну в состояние войны с многочисленными народами по всему миру. Наши солдаты будут уходить куда-то на войну, а оттуда будут прибывать бомбометатели и террористы, чтобы мстить.
«Объединённая Европа» руководствуется лозунгом «Кровь за нефть». То, что для неё нормально, для нас ненормально: серб никогда бы не убил араба ради на 10% более дешёвого бензина.
«Объединённая Европа» не примет в свои ряды Сербию без албанского сообщества – как того, что в Косово и Метохии, так и того, что в Албании. Так будет разрушена граница – ведь Новый порядок сносит все границы – между сербами и албанцами, и так автоматически вызовут войну, но теперь в области Вранья, Лесковца, Куршумлии и Кральева. В то же время будут вестись малые уличные бои в остальных городах, с участием многочисленных иммигрантов из Третьего мира, которых сюда доставят по установленным квотам, т. е. такие войны мы больше не будем наблюдать лишь в телевизионных репортажах из Франции, Бельгии и других западных стран.
Соответственно, условие над всеми условиями для сербского народа – борьба за принципы, вернее, законы, на которых зиждутся западные страны. Первый и основной гласит: государством могут править только лица, которые едят его хлеб.
Исполнения этого условия мы не увидим в ближайшем будущем. Но, как бы то ни было, помогает героическое стояние лучших среди нас, как др. Радован Караджич. Потому ждём с нетерпением одной из самых смотримых телевизионных трансляций в истории.

_________________
Мы обреченные на смерть должны вести и держать себя, как таковые. ( М.И. Драгомиров)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт сен 02, 2010 18:21:21 
Не в сети
Ветеран

Зарегистрирован: Пт ноя 11, 2005 14:01:18
Сообщения: 4376
Откуда: От верблюда!
Расстрельные дневники
Против двух бывших офицеров Генштаба возбуждено за рубежом уголовное дело
Иван Егоров
"Российская газета" - Федеральный выпуск №5271 (192) от 27 августа 2010 г.
Версия для печати
Громким и скандальным обещает быть дело - неожиданный отзвук давней югославской войны. Вновь вып-лыли на свет военные тайны, казалось бы надежно похороненные бомбежками и взрывами.

Хорватия обвиняет наших офицеров, служивших тогда в миссии военных наблюдателей ООН, в умышленном сокрытии или уничтожении секретных документов той поры. Речь идет об одном из белых пятен в драматичной истории Балкан - операции "Шторм" против сербского населения, которую многие эксперты оценивают как военное преступление. Не случайно прокуратура Гаагского трибунала уже более двух лет требует от Хорватии выдачи документов по "Шторму". В том числе так называемых "артиллерийских дневников" - планов огневой подготовки и поддержки операции с перечнем целей. Эти материалы могли бы пролить свет на то, как мощь артиллерийского огня обрушилась на головы мирных сербских жителей. Но они необъяснимым образом исчезли бесследно.

Почему сейчас Хорватия возбудила уголовное дело против двух бывших старших офицеров российского Генштаба и английского генерала, служивших в миссии военных наблюдателей ООН? Полковника Александра Чернецкого, подполковника Виктора Тарусина и генерала Питера Вильямса обвиняют в том, что 15 лет назад они якобы незаконно проникли на территорию Сербской Краины, выкрали так называемые "артиллерийские дневники". После чего, уверяют хорваты, все следы документов теряются. Вывод делается однозначный: виноваты в этом - конечно русские.

За неожиданным уголовным делом спрятана интрига и большая политика. Хорватию не пускают в Евросоюз из-за отсутствия у руководства государства доброй воли в сотрудничестве с международным трибуналом. В Гааге скоро возобновятся слушания по военным преступлениям - против хорватских генералов Анте Готовины, Ивана Чермака и Младена Маркача по обвинению их в геноциде населения Сербской Краины. И вот хорватские юристы, похоже, придумали ответный ход - направили международное поручение в Интерпол с просьбой разыскать и допросить бывших наблюдателей ООН.

Выполняя поручение Интерпола, в Самаре в милицию вызывали для объяснений Александра Чернецкого. В Москву, в центральный офис российского Интерпола приехал Виктор Тарусин. Он дал международным полицейским показания о реальных событиях 15-летней давности.

Тогда, в августе 1995 года, хорватские вооруженные силы под командованием генерала Анте Готовины провели ту самую операцию "Шторм". С территории Сербской Краины было изгнано практически все сербское население: по разным оценкам - от 150 до 250 тысяч человек. Вырезались и сжигались целые деревни, городские кварталы. Все сербское мужское население в возрасте от 16 до 60 лет было объявлено "военными преступниками". В задачу миссии военных наблюдателей как раз и входила фиксация преступлений против мирного населения.

В сентябре 1995 года старший военный наблюдатель ООН в секторе Юг поставил задачу Чернецкому - выдвинуться в район боснийского Грахово, чтобы понять, насколько город разрушен и какие войска действуют вокруг него. При подъезде к Грахово патруль наблюдателей был остановлен хорватской военной полицией, въезжать в город запретили. Чернецкий принял решение ехать по горным проселочным дорогам. В горах он с напарником сначала наткнулся на брошенный командный пункт хорватской армии, а чуть позже на оставленное расположение артиллерийского дивизиона. Наблюдатели обнаружили военное имущество, продовольственный склад, а также оперативную документацию на командном пункте. Это были карты с грифом "секретно", схема организации оперативной группы, таблицы позывных должностных лиц и многое другое. Там же был найден план огневой подготовки и поддержки операции "Шторм". Но самое главное, на плане были нанесены и таблицы выполнения огня. Мы приводим эти данные, чтобы показать: "артдневники" - это не выдумка Чернецкого, который рассказал о них Гаагскому трибуналу.

По словам Виктора Тарусина, документы, которые обнаружил полковник Чернецкий, были официально включены в архив миссии ООН в Загребе.

Как вспоминает Александр Чернецкий, до начала операции "Шторм" район практически ежедневно патрулировался военными наблюдателями ООН. И в нем никогда не отмечалось наличия тяжелой техники и вооружения. А на картах хорваты обозначили несуществующие военные цели на месте жилых домов, школ, больниц и церквей. Их-то и накрыли плотным артогнем. По словам Чернецкого, он тогда и пришел к выводу, что хорватское командование умышленно планировало удары по гражданскому населению. О своих наблюдениях Чернецкий доложил в штаб миссии, туда же передал и найденные артиллерийские документы, подтверждающие эту догадку.

Понятно, что в пропаже дневников, проливающих свет на военные преступления против сербского населения, были заинтересованы только в Хорватии.

- По моему мнению, следы документов нужно искать в Загребе. Там же, где и остатки компьютеров, похищенных из гуманитарной миссии ООН в январе 1996 года, - рассказал корреспонденту "РГ" бывший военный наблюдатель, подполковник Виктор Тарусин.

По его словам, не секрет, что штаб миссии ООН работал под постоянным наблюдением спецслужб Хорватии и практически весь технический персонал от переводчиц до уборщиц был при "погонах".

- Например, в моем кабинете регулярно ломался телефон, и местный телефонный мастер был частым гостем, ковыряясь в распределительном щитке, - вспоминает Тарусин. - А чего стоила наша постоянная уборщица, мывшая полы и чистившая корзины для бумаг, - она свободно говорила на немецком, английском и испанском и отлично разбиралась в оперативных картах.

Обвинения хорватских юристов вызвали неподдельное удивление и у генерала Питера Вильямса - бывшего заместителя главы миссии военных наблюдателей ООН в Югославии.

Тем временем

По информации от очевидцев тех событий, архив долгое время оставался в Загребе, в бывшем расположении штаба военных наблюдателей ООН, и контролировался хорватским персоналом. Уже к середине 1996 года в нем отсутствовали файлы по cектору Юг за период, относящийся к операции "Шторм". В том же 1996 году из штаба ООН в центре Загреба была совершена кража нескольких компьютеров из офиса группы мониторинга нарушений прав человека. Если предположить, что "артиллерийские дневники" были действительно уничтожены, то нетронутыми остаются архивы вооруженных сил Хорватии, где хранятся планы и других подразделений, участвовавших в "Шторме". Правда, раскрывать их, похоже, никто не собирается. Хорватская сторона пока не требует выдачи российских офицеров, но есть данные, что при въезде в эту страну их, скорее всего, арестуют.

_________________
Мы обреченные на смерть должны вести и держать себя, как таковые. ( М.И. Драгомиров)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт сен 16, 2010 20:40:32 
Не в сети
Ветеран

Зарегистрирован: Пт ноя 11, 2005 14:01:18
Сообщения: 4376
Откуда: От верблюда!
Взято из жж пользователя "BIJELI_VUK".

Резня в Бугойно летом 1993 года

Небольшой город Бугойно и одноимённая община, находящиеся в центральной части Боснии и Герцеговины, на перекрёстке важных трасс, соединяющих Мостар и Баня-Луку, Сараево и Сплит, в июле-августе 1993 года стали местом кровавой драмы, приведшей к настоящей катастрофе местных хорватов.
К 1991 году в общине Бугойно проживало около 42% муслиман, 34% хорватов и 18,5% сербов. В самом городе муслиман, хорватов и сербов было примерно поровну - по 30%.
Несмотря на численное превосходство муслиман, 65% лучших земель принадлежало хорватам, сербам – 20%, муслиманам – только 15%.
На первых демократических выборах победу в общине Бугойно одержало Хорватское демократическое сообщество Боснии и Герцеговины (ХДЗ БиХ), получив 21 место из 60, исламистская Партия демократического действия (СДА) Алии Изетбеговича получила 20 мест; Сербская демократическая партия (СДС) – 9.
В марте 1992 большинство сербов покинуло Бугойно; вскоре начали переселяться в Хорватию или на Запад и хорваты.
Постепенно между хорватами и муслиманами, как военными силами, так и гражданскими лицами, начала расти напряжённость.
В январе 1993-го муслимане захватили все городские органы власти, а хорватов полностью исключили из управления общиной. 17 января муслимане ушли с оборонительных позиций, которые они до этого занимали совместно с Хорватским вече обороны (ХВО) против Войска Республики Сербской (ВРС). Всё чаще стали происходить нападения на хорватских мирных жителей.
10 июля 1993 года боевики из Армии БиХ, в числе которых были и иностранные муджахедины, без какой-либо причины около села Врбань остановили машину с бойцами ХВО и открыли по ним огонь, убив двоих человек. Как пишет Ивица Мливончич в своей книге "Преступление с печатью" ("Zločin s pečatom"), один из муджахединов "упал на колени в лужу крови и, кланяясь, благодарил Аллаха".
18 июля началось кратковременное сражение за Бугойно между ХВО и Армией БиХ. Силы были заведомо неравны, и, несмотря на отчаянное сопротивление хорватов, нападение Армии БиХ к 28 июля закончилась взятием города. Около 90 бойцов ХВО погибло, 350 было взято в плен и помещено в концлагеря, где пленные подвергались жестоким издевательствам и пыткам; многих замучили до смерти.
Из общины Бугойно начался массовых исход хорватского населения. 13 тысяч хорватских беженцев через территорию Республики Сербской пытались найти спасение на всё ещё контролируемых ХВО землях или в самой Хорватии. Большое количество сёл оказалось полностью покинутым хорватским населением.
Между тем огромное число беженцев сосредоточилось в селах Црниче и Кандия, которые подвергались яростным обстрелам со стороны Армии БиХ, и к 29 июля там уже не осталось ни одного хорвата.
По всему городу Бугойно процветали грабежи; опьянённые кровью муслимане из Армии БиХ и их иноземные сообщники муджахедины жгли хорватские дома, создавали лагеря смерти для военнопленных и гражданских, где со средневековой жестокостью наслаждались мучениями своих жертв.
Концлагеря были организованы в Культурно-спортивном центре, в Центральной тюрьме, на стадионе НК "Искра", в Банке Боснии и Герцеговины и в Люблянском банке, в "Салоне мебели", в зданиях гимназии, основной школы "Войин Палескич" и основной школы "Стипе Джерек".
Оставшееся в Бугойно небольшое число хорватов, лишённое каких-либо гражданских прав и работы, было обречено на существование в постоянном страхе за свою жизнь. Пищу эти люди получали лишь благодаря гуманитарной организации католической церкви ЦАРИТАС.
На территории общины Армией БиХ было убито в общей сложности 57 мирных жителей. Муслиманские боевики не взирали ни на пол, ни на возраст.
В заселке Каичи в селе Вучиполье спрятавшимся от обстрела в подвале одного из домов женщинам, детям и старикам Армия БиХ долго не давала перебраться в более безопасное место. Пытавшихся выйти убивали на месте. А потом всех собрали и попросту выгнали.
Множество хорватских женщин и девочек подверглись изнасилованиям, в основном групповым. Самое отвратительное, что в этом участвовали их соседи, с которыми они жили рядом долгие годы, а к кому-то, возможно, даже ходили в гости, а не только боевики Армии БиХ.
Одной из многочисленных жертв была 54-летняя Мара Л., которую 22 июля в селе Злавасти изнасиловали, а потом убили.
Насильники жертвам зачастую были известны, но ни одному заявлению об изнасиловании тогдашние муслиманские власти не дали хода. Большинство же жертв сексуального насилия по понятным причинам предпочли промолчать.
Истинный смысл того, что создавал на боснийской земле режим Изетбеговича, могли ощутить на себе и попавшие в плен бойцы ХВО.
Очевидцам порой доводилось наблюдать ужасные картины последствий расправ, носящих в себе ритуальный характер. Так, недалеко от села Кула, в трёх километрах северо-восточнее от Бугойна, тела трёх убитых бойцов ХВО были настолько изрезаны ножами, что на них не осталось живого места; у одного из убитых была отрублена голова.
В концлагерях Армии БиХ до смерти были замучены 13 военнопленных хорватов.
Среди них был и Марио Зрно, которого с группой других пленников отправили копать могилы для погибших боевиков Армии БиХ. Чем-то он не понравился стражникам, и те прямо у ямы принялись его избивать. Били до тех пор, пока он не упал. От полученных повреждений Марио Зрно умер на месте.
Кроме того, ещё немало пленников, военных и гражданских, погибло в местах боевых действий, на передовой, куда их отправляли на принудительные работы для нужд Армии БиХ, в том числе и на разминирование. Здесь тоже нередко случались расправы.
Так, Влатко Васильич, который не соблюдал трудовую повинность, был арестован как гражданское лицо, и отправлен рыть окопы к Ускоплью, названному муслиманами Горни Вакуф, где его и убили выстрелом в затылок.
Всего через концлагеря на территории общины Бугойно прошло около 600 хорватских военнопленных и гражданских лиц. Самые ужасные условия содержания были в лагере, размещённом на территории стадиона футбольного клуба "Искра", где около 300 узников в антисанитарных условиях на площади в 70 кв.м держали целых восемь месяцев. После посещения лагеря осенью 1993-го представителями "Красного креста" и европейских наблюдателей, положение заключённых только ухудшилось.
В лагере "Салон мебели" пленные держались в подвале по горло в воде вместе с крысами.
Для нужд военной больницы в Бугойно муслиманские власти распорядились насильно брать у заключённых кровь, которую "выкачивали" бесконтрольно настолько, что некоторые узники умерли.
Судьба 21 военнопленного до сих пор неизвестна. Хотя они и числятся как пропавшие без вести, но с большой долей вероятности можно утверждать, что они также были убиты. 11 из них дважды попадали в список "Красного креста" как живые. Предполагалось, что муслимане побоятся их мучить, поскольку это стало бы доказательством нарушения Женевской конвенции об обращении с военнопленными. Однако, как пишет Ивица Мливончич, "боснийские сербы считались с такими обстоятельствами, поскольку знали, что их ждёт обвинение в военных преступлениях над военнопленными, но боснийские муслимане к таким нормам международного военного права не прислушивались".
Ясное дело, зачем им прислушиваться, коли американцы прикрывали все их преступления, выставляя при помощи якобы независимой западной прессы их единственными жертвами Боснийской войны.
Обнаглевшие от безнаказанности и вседозволенности муслиманские власти запретили миротворческим силам проводить какое-либо расследование событий в Бугойно. Тем не менее, со слов пресс-секретаря UNPROFOR в Сараеве Билла Аликманна стало известно, что у миротворцев есть информация относительно того, что 19 пленников убито при попытке побега, а три снова захвачено. (Первоначально речь шла не о 21, а о 26 пропавших без вести, из которых один впоследствии объявился живым, а в отношении ещё четверых установлено, что они погибли.) Попытка британских миротворцев поговорить с тремя вновь взятыми в плен оказалась безуспешной – Армия БиХ так никого и не допустила в концлагерь.
Хорватская сторона считает, что за смерть военнопленных ответственен Джевад Млачо – военный председатель Бугойно, занимающий высокое положение в СДА. По мнению хорватов, он является военным преступником, которого должен судить МБТЮ.
В июне 1996 года его вину признавал и Амор Машович, председатель боснийско-муслиманской комиссии по делам пропавших без вести, который позже отказался от своих слов, произнесены они были в присутствии заместителя высокого представителя по гражданским вопросам в Сараеве Михаэля Штайнера.
Тогдашний председатель правительства Боснии и Герцеговины Эдхем Бичакчич заявил: "Мы рассматриваем Млачо членом СДА, который очень точно и строго выполнил свою работу. Мы довольны тем, как он работал, и у нас нет повода, чтобы искать ему замену".
Об успешной работе господина Млачо наглядно свидетельствует нижеприведённые факты.
23 июля 1993 года, то есть ещё в разгар борьбы за Бугойно, муслиманский военный президиум Бугойнской общины, во главе которого был Млачо, издал распоряжение для потребностей Армии БиХ изымать имущество у гражданских лиц, а у гуманитарной организации католической церкви ЦАРИТАС – всю пищевую продукцию. Таким образом, мало того, что был узаконен грабёж хорватских мирных жителей, так ещё хорватских беженцев лишали пищи, ибо конфискуемая у ЦАРИТАС-а продукция шла как раз на их нужды.
Понятное дело, что указанное распоряжение не коснулось "гуманитарной" организации исламского сообщества "Мерхамет", о которой, пожалуй, стоит сказать пару слов.
Многие в Сербии "Мерхамет" (как и ряд других исламских "гуманитарных" организаций, действовавших в Боснии) обвиняют в помощи в формировании и финансировании отрядов исламистов. "Мерхамет" совсем недавно всплыл в связи с запросом Радована Караджича к Хорватии о предоставлении документов, подтверждающих контрабанду через её территорию оружия, шедшего Армии БиХ из мусульманских стран. По сообщению хорватского телеканала HTV1, Правительство Хорватии сообщило Караджичу, что найдены документы "об активной деятельности муслиманской гуманитарной организации Мерхамет - Красный полумесяц и отчёт о количестве гуманитарной помощи, пропущенной через надзорные пункты МВД".
По примерам Афганистана, Чечни, Косова, да и той же Боснии и Герцеговины, хорошо известно, что в действительности зачастую означает деятельность подобных исламских (да и не только исламских) "гуманитарных" организаций, доставляющих "гуманитарную" помощь в зоны действий исламских боевиков.
Ещё один интересный факт, касающийся "Мерхамета" привёл в своей книге "Югославская война, 1991-1995 годы" Олег Валецкий, воевавший добровольцем на сербской стороне в Боснии и в Косове. По его словам, стараниями "Мерхамета" в Армию БиХ поступали работы сирийского алима Ахмета Изудина эль-Беянуния, в которых содержались советы об уничтожении военнопленных и о том, в каких случаях позволяется убивать женщин, детей и священников.
Но вернёмся к ситуации в Бугойно летом 1993-го.
4 августа военный президиум и объединённое командование Армии БиХ издали решение, которым всем гражданам была гарантирована личная и имущественная безопасность; всё конфискованное движимое и недвижимое имущество предписывалось возвратить его владельцам. В третьем пункте решения указывалось, что все те, кто "не нарушил законы Боснии и Герцеговины", могут вернуться в свои дома. Таким образом, любой, кто воевал против Армии БиХ или с оружием в руках защищал своих родных и близких от муслиманских боевиков и муджахединов, из списка могущих вернуться в свой дом автоматически исключался.
Что же касается возврата имущества, то ко времени принятия решения Армия БиХ и сочувствующие фундаменталистским идеям Изетбеговича муслимане из числа местных жителей успели уничтожить всё, что принадлежало хорватам, с целью, чтобы тем больше некуда было возвращаться. Полностью были сожжены хорватские сёла Кандия, Горуша, Хумац, Занесовичи, Удурлие, Луг, Рошулье, Црниче, Лендьеровина. В сёлах со смешанным населением не сожжённые дома хорватов были заминированы. В самом Бугойно все хорватские кварталы были разграблены, сожжены или заминированы. При этом в городе муслиманские власти создали Агентство по выкупу строительных материалов и технических принадлежностей, чем фактически поощряли разграбление хорватских домов.
Согласно списку бугойнского ЦАРИТАС-а разграблено, сожжено и заминировано было 2550 объектов, которыми владели хорваты.
Армия БиХ не стеснялась уничтожать и грабить церкви, кладбища и прочие объекты, имеющее религиозное значение. Особое удовольствие исламским экстремистам доставляло их осквернять; на стенах церквей писали свои имена, рисовали знаки СДА, испражнялись; на могилах уничтожали надгробья и кресты. Общее количество разгромленных исламистами в общине Бугойно хорватских могил исчислялось сотнями.
25 ноября 1994 года военным и гражданским властям хорваты из общины Бугойно подали заявление о возбуждении уголовных дел в отношении 440 лиц, виновных в военных преступлениях, совершённых летом 1993 года. Среди них, в частности, были уже упомянутый ранее Джевад Млачо, председатель военного президиума и глава местного СДА (в феврале 1999-го Млачо по предложению СДА был избран в Дом народа парламента Боснии и Герцеговины, хотя к тому моменту был снят с должности начальника общины высоким представителем по БиХ из-за несоблюдения Дейтонских соглашений); Зеир Мливо, председатель правительства общины; Абдулах Йелеч, начальник штаба обороны общины; Тахир Гранич, командующий 307-й бригадой Армии БиХ; Селмо Цикотич, родом из Санджака, бригадир Армии БиХ, командующий обороной Бугойно, в последующем – военный атташе в США (там же проходил 10-месячное обучение в престижном военном колледже, из которого был исключён из-за обвинений в военных преступлениях); Бесим Ходжич, командир военной полиции; Семин Рустемпашич, командир подразделения специального назначения "Зелёные змеи" из Крушевици; Мурис Калаходжич по кличке "Мурго", командир подразделения специального назначения ЙОКС из Гайя; Ханефия Прийич по кличке "Парага", командир подразделения специального назначения Армии БиХ из Вольица в общине Горни Вакуф, и другие.
Примечательно, что и после подписания весной 1994 Вашингтонских соглашений о создании муслиманско-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины хорваты в общине Бугойно продолжали гибнуть от рук исламистов. К февралю 1995-го их число в общине сократилось более, чем в два раза, поскольку многие вынуждены были бежать.
Западный же мир продолжал слышать только вопли о "бедных-несчастных" муслиманах и напрочь не хотел ничего знать о совершаемых Армией БиХ преступлениях, не говоря уже об отрезающих людям головы муджахединах, воюющих в её составе...

Преступления Армии БиХ в Грабовице и Уздоле

Ситуация, сложившаяся в Мостаре и окрестностях летом 1993 года, привела к тому, что поднявшие там мятеж против хорватов подразделения боснийских муслиман оказались в крайне тяжёлом положении. С целью их разблокирования Армией БиХ была проведена операция "Неретва-93" или "Операция Неретва", решение о которой, вероятно, принималось на совещании, состоявшемся в Зенице 21 и 22 августа.
30 августа командующий Штабом Верховного командования Армии Боснии и Герцеговины Расим Делич, впоследствии осуждённый МБТЮ за совершение военных преступлений, назначил бывшего начальника Главного штаба Верховного командования Армии БиХ и одного из её основателей Сефера Халиловича главой инспекционной команды "Операции Неретва". На Халиловича были возложены обязанности координации и надзора в зонах ответственности 4 и 6 корпусов Армии БиХ. Фактически именно его рассматривали командующим "Операцией Неретва" её участники.
В ходе проведения этой военной акции в селе Грабовица в общине Мостар на границе с общиной Ябланица на севере Герцеговины и в селе Уздол в общине Прозор в Центральной Герцеговине Армией БиХ были проведены ужасающие по своей жестокости этнические чистки хорватского населения.
Грабовица, достаточно удалённая от мест основных боевых действий, была преимущественно населена хорватами, но с 10 мая 1993 года село контролировалось Армией БиХ. Отношения между местными хорватами и боснийскими военными сложились вполне нормальные.
7 сентября в рамках операции "Неретва-93" в село вошли 9-я моторизированная бригада, часть 10-й горной бригады и 2-й самостоятельный батальон, бывшие в составе 1 корпуса Армии БиХ, присланные в сектор Ябланица из Сараева. Между тем, территория, где находится Грабовица, входила в зону ответственности 6 корпуса.
Линией нападения, на которой лежала Грабовица, командовал небезызвестный Зулфикар "Зуки" Алишпаго, в середине апреля 1993 года уже успевший "отличиться" резнёй мирного хорватского населения в селе Трусина.
В 9-й и 10-й бригадах преобладали криминальные элементы и неконтролируемое поведение. Ранее они отличались кражами и грабежами, а также использованием мирного населения на тяжёлых принудительных работах по рытью рвов на линии фронта.
С появлением в селе 9-й бригады атмосфера в нём моментально изменилась; сразу же началось насилие над местными жителями.
8 сентября член инспекционной команды Вехбия Карич объявил боевикам Армии БиХ, что с теми хорватами, которые откажутся размещать их в своих домах следует разбираться быстро и бросать их в Неретву.
Резня началась в ночь с 8 на 9 сентября. Послышалась стрельба.
Одна свидетельница на процессе против Халиловича заявила, что она, лёжа на полу, слышала женские крики и просьбы о помощи и ждала своей участи.
После полудня 9 сентября действия зашедших в село подразделений Армии БиХ переросло в настоящую массовую бойню хорватского населения.
Йосипа Брекало распяли на деревянном кресте, потом отрезали голову и насадили её на кол; у его жены вырезали сердце и зажарили на костре. Другую жертву долго мучили и потом сожгли заживо; ещё одного мужчину убили на глазах жены, её потом изнасиловали и взяли в плен. После долгого заточения её разменяли, но по прибытии в Мостар женщина совершила самоубийство.
Боец из 9-й бригады застрелил местного жителя Перо Марича, сидя напротив него за его же столом. Местная хорватка Любица Задро несла на руках свою четырёхлетнюю дочь Младенку, когда боевики 9-ой бригады с близкого расстояния расстреляли их обеих.
Три муслиманки попытались вступиться за своих соседей и за это поплатились своими жизнями.
Всего в Грабовице было убито 33 мирных жителя, а ещё 19 пропали без вести.
По окончании бойни генерал Вехбия Карич распорядился, чтобы Зулфикар Алишпаго выставил посты и блокировал всю территорию Грабовицы с целью скрыть преступления от полиции, сил UNPROFOR и прессы. Трупы сбрасывали в Неретву и водохранилище Солаковац.
В Грабовицу посторонних муслиманские власти не пускали, а оставшиеся в живых местные хорваты, как указывает Ивица Мливончич в своей книге "Zločin s pečatom" ("Преступление с печатью"), долгое время находились в полной изоляции и не могли никому рассказать о случившемся.
В итоге после этой резни в Грабовице не осталось ни одного хорвата; почти все их дома были разграблены и сожжены, кладбища опустошены, могилы осквернены, надгробья разрушены, некоторые старые гробы открыты, кости выброшены в Неретву. В уцелевших домах хорватов разместились религиозные и медицинские объекты казармы Армии БиХ.
Через пять дней участь Грабовицы постигла и Уздол.
Село, состоящее из нескольких заселков (хуторов), в 1991 насчитывало 484 жителя, из которых 483 были хорватами. Ранним утром 14 сентября Самостоятельный прозорский батальон Армии БиХ под командованием Энвера Бузы при помощи полицейских МВД Боснии и Герцеговины напал на командный пункт Хорватского вече обороны (ХВО), который располагался в здании школы.
Сразу же после взятия села муслиманские боевики учинили этническую чистку; мирных жителей расстреливали с близкого расстояния. Присевшую около своего дома Аницу Стоянович боец Армии БиХ убил пулей в голову с трёх метров. Перед смертью женщина успела выкрикнуть имя своего сына. Ружу Зелич и её двоих детей 10 и 13 лет схватили, когда они пытались убежать. Ружа умоляла муслиман не убивать их, но все трое тут же были расстреляны.
Всего в Уздоле Армией БиХ было убито 29 местных жителей хорватов, в том числе несколько детей, а также один военнопленный боец ХВО. Некоторых жестоко пытали и забивали насмерть.
19 и 20 сентября история с резнёй в Грабовице получила своё продолжение. Восемь бойцов ХВО, оборонявших плотину Солаковац, сдались в плен Армии БиХ, и тут же подверглись жестоким издевательствам. Потом их со связанными руками погрузили в грузовик и повезли в Мостар. Одному по дороге удалось сбежать, за что остальных семерых сильно избили, а J.K. ножом отрезали половину правого уха.
В Мостаре их поместили в подвал помещения, где были расквартированы боевики Армии БиХ из местечка Врапчичи, которые лупили пленников всем, что попадалось под руку: деревянными палками, резиновыми дубинками, стульями. От побоев Перо Косир из села Узарича впал в кому и вскоре умер. Когда его понесли хоронить, один из муслиманских боевиков выпустил в его уже безжизненное тело весь рожок автомата.
На лбу у пленного Драгана Ласича боец Армии БиХ ножом вырезал слово "МАХ", после чего двое муслиманских боевиков вывели Драгана из дома и убили.
Муслиманскому руководству, включая Изетбеговича, было хорошо известно о случившемся в сёлах Грабовица и Уздол, но никаких действий для наказания виновных принято не было.
Уже гораздо позже за преступление над мирными жителями в Грабовице суд в Сараеве осудил двоих бошняков, состоявших в Армии БиХ, в общей сложности на 19 лет тюремного заключения, а суд в Мостаре ещё троих на 13 лет каждого.
В 2005-м перед Гаагским трибуналом предстал и Сефер Халилович. Однако обвинению так и не удалось доказать, что он командовал операцией "Неретва-93". МБТЮ не нашёл убедительными доказательства, что Халилович был наделён достаточными полномочиями, и вообще усомнился, что те боевые действия назывались операцией "Неретва-93" и что решение о них принималось на совещании, состоявшемся в Зенице 21 и 22 августа. Трибунал не принял во внимание и утверждение обвинения, что Халилович присутствовал при произнесении Вехбией Каричем слов о необходимости расправы с мирными жителями. Халилович был признал невиновным, а впоследствии он сам публично обвинял Алию Изетбеговича и Расима Делича.
Число доказанных жертв в Грабовице МБТЮ сократил до 14, а в Уздоле до 25. Факт гибели остальных не отрицается, но суд не счёл возможным установить, что их убили бойцы Армии БиХ. (А кто ж ещё, хотелось бы узнать?!)
В 2006-м обвинение за Грабовицу было предъявлено и Зульфикару Алишпаго, командующему сборной территории Игман-Коньиц. Он также обвиняется и за военные преступления в Трусине.
Процесс над Халиловичем лишний раз показал, что презумпция невиновности в суде гаагской инквизиции существует только для муслиман и албанцев. Только их так называемую "командную ответственность" необходимо скрупулезно доказывать, в то время как такие "мелочи", как наличие или отсутствие надлежащих полномочий, на процессах против сербов и хорватов для обвинительных приговоров во внимание не принимаются.
В действиях трибунала чётко прослеживается принцип, описанный ещё Джорджем Оруэллом в антиутопической сказке "Скотный двор", который можно, перефразируя знаменитого английского писателя, сформулировать так: "Все обвиняемые равны перед судом, но некоторые (муслимане и албанцы) более равны, чем другие"…

_________________
Мы обреченные на смерть должны вести и держать себя, как таковые. ( М.И. Драгомиров)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт янв 04, 2011 1:10:37 
Не в сети
Ветеран

Зарегистрирован: Пт ноя 11, 2005 14:01:18
Сообщения: 4376
Откуда: От верблюда!
Аргоне, живели!

http://www.youtube.com/watch?v=p8BzLpOfEFQ

8) 8) 8)

_________________
Мы обреченные на смерть должны вести и держать себя, как таковые. ( М.И. Драгомиров)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Форум закрыт Эта тема закрыта, вы не можете редактировать и оставлять сообщения в ней.  [ Сообщений: 49 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4

Часовой пояс: UTC + 4 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB