Текущее время: Вс авг 25, 2019 21:03:39

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 134 ]  На страницу Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Ср мар 20, 2019 17:06:02 
Не в сети

Зарегистрирован: Вс окт 07, 2007 10:18:24
Сообщения: 350
Откуда: Саратов
Хмм. Нам не удаётся найти этот сайт.

Мы не можем подключиться к серверу o53xo.nzxhi5bon5zgo.bremdy.ru.
вот такая надпись

_________________
Ставр


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Ср мар 20, 2019 21:05:14 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср июн 25, 2014 15:51:09
Сообщения: 5246
Откуда: из колоний Империи
ставр писал(а):
Хмм. Нам не удаётся найти этот сайт.

Мы не можем подключиться к серверу o53xo.nzxhi5bon5zgo.bremdy.ru.
вот такая надпись


или у вас этот ресурс конкретно перекрыт, или на компьютере что то чудит(я по Вашей ссылке на главную зашел)..
но если что то конкретно хотите оттуда, могу глянуть

_________________
местный иллюминат


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Чт мар 21, 2019 12:26:15 
Не в сети

Зарегистрирован: Вс окт 07, 2007 10:18:24
Сообщения: 350
Откуда: Саратов
злобный чебур писал(а):
ставр писал(а):
Хмм. Нам не удаётся найти этот сайт.

Мы не можем подключиться к серверу o53xo.nzxhi5bon5zgo.bremdy.ru.
вот такая надпись


или у вас этот ресурс конкретно перекрыт, или на компьютере что то чудит(я по Вашей ссылке на главную зашел)..
но если что то конкретно хотите оттуда, могу глянуть

видимо конкретно перекрыт..Если зайду отпишусь

_________________
Ставр


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Чт мар 21, 2019 21:41:41 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср июн 25, 2014 15:51:09
Сообщения: 5246
Откуда: из колоний Империи
ставр писал(а):
злобный чебур писал(а):
ставр писал(а):
Хмм. Нам не удаётся найти этот сайт.

Мы не можем подключиться к серверу o53xo.nzxhi5bon5zgo.bremdy.ru.
вот такая надпись


или у вас этот ресурс конкретно перекрыт, или на компьютере что то чудит(я по Вашей ссылке на главную зашел)..
но если что то конкретно хотите оттуда, могу глянуть

видимо конкретно перекрыт..Если зайду отпишусь


попробуйте про причины и варианты обхода погуглить. в некоторых случаях причина в компе, программы для исправления есть.

_________________
местный иллюминат


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Сб мар 30, 2019 15:32:13 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
phpBB [video]

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Сб мар 30, 2019 16:35:18 
Не в сети

Зарегистрирован: Вс окт 07, 2007 10:18:24
Сообщения: 350
Откуда: Саратов
SVS77!!отличный фильм!

_________________
Ставр


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Пт апр 12, 2019 21:40:32 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Неожиданно :shock: :shock:

Цитата:
Сергей Брилев: «В Башкирии работала знаменитая спецшкола для разведчиков»
Телеведущий презентовал в Уфе книгу
[b]«Разведка. «Нелегалы» наоборот: Сотрудничество спецслужб Лондона и Москвы времен Второй мировой»[/b] написана на основе ранее засекреченных британских и советских архивов и рассказывает историю трех десятков советских разведчиков, которые были заброшены в качестве агентов на территорию оккупированной Европы с помощью британских спецслужб.

Его соавтором стал историк Бернард О’Коннор. Для обоих авторов эта книга – не первый опыт работы с темой спецслужб и рассекреченными документами. В частности, у телеведущего в 2013 году выходила книга «Забытые союзники во Второй мировой войне», которая была посвящена «малым» союзницам, противостоящим фашистской Германии, – странам Латинской Америки, Африки, островам Карибского моря и Океании. К новой теме, по словам Сергея Брилева, он вышел совершенно случайно около полутора лет назад.

- Сергей Нарышкин, нынешний директор Службы внешней разведки России, обратился ко мне с предложением сделать материал к юбилею генерала Фитина. Павел Фитин – начальник советской разведки, прообраз того самого Алекса, которому Юстас – он же Штирлиц – посылал шифровки в фильме «17 мгновений весны». Это человек непростой судьбы: когда было дело Берии, он тоже попал под жернова, хотя умудрился огромное количество людей реабилитировать еще в сталинские времена. В результате после отставки он работал директором фотокомбината Союза советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами – словом, никем. И вот, память о нем решили вернуть. Я с энтузиазмом откликнулся на предложение. Когда начал изучать контекст - ничего, никаких зацепок. Мне дали его мемуары – буквально несколько страничек. И тут я обнаружил фразу, за которой может открыться космос. Там было написано, что они пытались забросить агентов с помощью западных спецслужб, в том числе английской разведки.
По словам Сергея Брилева, поиски материалов в западных источниках привели его к Бернарду О’Коннору, бывшему преподавателю географии, истории, английского языка, а ныне автору ряда книг, связанных с историей Британии ХХ века.

- Я сосредоточился на секретных операциях во время Второй мировой войны, - рассказал Бернард. – У меня появился доступ к секретным британским документам того времени, и я написал книгу о роли женщин – из Англии, Франции, Бельгии, Германии – в работе разведки. В числе прочих я написал и о советской разведчице, которую забросили в Европу с территории Англии – по стечению обстоятельств, ее самолет улетал с аэропорта, рядом с которым я сейчас живу. Я счел необходимым рассказать об этой женщине в своей книге. И когда искал документы, связанные с ней, то открыл, что, кроме нее, было еще четыре женщины и 29 мужчин, которых забросили из СССР в оккупированную Европу для разведывательных операций.

«В прошлом веке Россия и Англия очень здорово друг другу помогали»

Бернард поделился информацией, которой владел, с Сергеем: документы об этих спецоперациях в Британии были рассекречены за последние 15 лет, в отличие от России.

- Когда мы с Бернардом изучали досье этих разведчиков, я посмотрел на их лица и фамилии, и понял, что это не штатные сотрудники НКВД. Это явно Коминтерн. Я стал разыскивать информацию о женщинах из этого списка – и трех мы сразу обнаружили в архиве Коминтерна в Москве, еще двух – чуть позже. Мы поняли, что речь идет о чем-то большем, чем телевизионный сюжет. В результате мы сделали ряд публикаций для академического журнала «Международная жизнь». А в октябре прошлого года меня позвали в штаб-квартиру Службы внешней разведки, где Сергей Нарышкин вручил мне папку с документами – мол, если столько всего найдено, мы решили предать гласности все, что есть на этих людей у нас. В итоге у нас получилась книга об этих разведчиках периода первых двух лет войны.

Сергей Брилев подчеркнул, что не раз звучали в этой истории Уфа и Кушнаренково. Дело в том, что в 1941-1943 годах в Уфе находился в эвакуации Исполком Коминтерна, в который входили видные деятели левого движения того времени. Именно из Уфы вещали антифашистские радиостанции Коминтерна, а в селе Кушнаренково работала знаменитая коминтерновская спецшкола для разведчиков. В частности, лидеры компартий Вальтер Ульбрихт и Морис Торез черпали знания и опыт именно в Башкортостане. Кушнаренково тогда было глушью, без железных и автомобильных дорог. Это и убедило правительство разместить здесь школу диверсантов. В ней учились будущей лидер ГДР Вальтер Ульбрихт, «болгарский Ленин» Георгий Димитров, испанская коммунистка Доллорес Ибарурри и их дети. Немецкий разведчик Маркус Вольф, известный как «человек без лица» и руководитель «Штази», осваивал здесь методы подрывной деятельности.

- Книга называется «Нелегалы» наоборот», потому что речь здесь не столько о русских, которые вжились в образ иностранцев, сколько об иностранцах-коминтерновцах. В основном, это австрийцы, польские евреи, французы, немцы, которые по советским паспортам с русскими именами въезжали в Англию, после чего их забрасывали в Европу. Эта книга – пример того, что, по крайней мере, четыре года в прошлом веке Россия и Англия очень здорово друг другу помогали. Судьба же этих людей очень непростая: кто-то попал в лапы гестапо, кто-то внедрился и продолжил работать после войны, кто-то попал в ГУЛАГ, кто-то смог вернуться на родину, но в большей степени это истории трагические.

«Про Коминтерн будут говорить очень много, но больше плохого»

По словам Сергея Брилева, ценность книги в том, что в ней сконцентрированы реальные судьбы людей. И даже в диалогах есть сноски на архивы, поскольку построены они на реальных словах из найденных документов. А в конце книги воспроизведено тайное – очевидно, теперь уже нет – соглашение между советской и британской разведкой 1941 года о совместной борьбе против Гитлера.

Профессор Санкт-Петербургского госуниверситета Лазарь Хейфиц, крупный специалист по Коминтерну, добавил, что история этих разведчиков – важная веха в истории международной организации.

- Про Коминтерн будут говорить очень много: скорее всего, больше плохого, критического. Хочу сказать одно: вот эти три десятка человек, даже если бы все остальное Коминтерн сделал плохо, с моей точки зрения спасли его имидж. Они прошли через пытки и тюрьмы, погибали в концлагерях - они пожертвовали собой ради простой идеи: спасти страну - в общем-то, чужую для них. Они приехали в Союз, чтобы учиться, работать. Кто-то приехал с родителями, которые были видными деятелями Коминтерна. Они могли отсидеться, но все-таки решили иначе.

Сергей Брилев отметил, что эта книга – первая часть истории о совместной работе британской и советской спецслужб, впереди – работа над второй частью, которая будет посвящена 1943-1944 годам.

- Не все из этих 34 людей, о которых мы написали, обучались в Башкирии. Есть – да, есть – нет, а есть – непонятно. Есть, например, одна фотография, на которой человек снят в немецкой форме на территории СССР, чтобы у него была пачка «семейных документов». Потом ему не дали эту фотографию, потому что на фоне дом, который явно не Германия и Австрия, а где-то у нас. Это точно не Казань и не Куйбышев, может быть, Липецк. Сначала историки говорили, что это точно не в Башкирии, потому что здесь не было аэродрома, а потом выяснилось, что в Уфе в годы войны их было два, просто от них ничего не осталось. Это как раз пример того, что мы будем изучать в дальнейшем.

Бернард О’Коннор рассказал о том, что был очень впечатлен дорогами и вождением в России и в Уфе, в частности.

- В Англии, если у нас лед на дороге, все едут очень медленно. У вас есть специальные зимние шины, которые упрощают процесс вождения. Такие шины в Британии используются только в горных местностях, в Шотландии и северной части Англии.

- Россия и Англия – единственные европейские страны, которые, говоря о Европе, имеют в виду кого угодно, кроме себя, - подытожил Сергей Брилев, отвечая на вопрос, что есть объединяющего у двух, на первый взгляд, не похожих друг на друга стран.

Андрей Королёв

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Пт апр 12, 2019 21:49:24 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Цитата:
«Пунктики» контрразведчика

Как поиски «крота» Саши из КГБ ударили по эффективности работы «советского» подразделения Центрального разведуправления США
Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

В истории ЦРУ США было много знаковых фигур. Одной из них являлся Джеймс Энглтон – многолетний руководитель контрразведки внутри управления и человек весьма необычной судьбы.
Изображение
Вице-президент США Нельсон Рокфеллер (первый слева), заместитель помощника президента США по нацбезопасности Брент Скоукрофт (в центре) и глава ЦРУ Уильям Колби обсуждают ситуацию во Вьетнаме. Фото Национального управления архивов и документации США
СКЛОННОСТЬ К АВАНТЮРАМ

Энглтон, выпускник гражданского вуза, был призван в армию и набрался опыта разведчика стратегического уровня еще в годы Второй мировой войны, находясь на службе в предшественнике ЦРУ – Управлении стратегических служб (УСС). Там он близко сошелся с будущими руководителями американской политической разведки, обретя в их лице твердую поддержку и опору, что ему в будущем очень пригодилось. Особенно результативными были годы, проведенные в Лондоне, а затем в Италии, где он одно время жил с родителями и учился.

Затем, уже в годы войны, он работал в резидентуре, а после войны был назначен резидентом американской разведки. Делясь впоследствии своими впечатлениями о пребывании в Европе, Энглтон вспоминал прежде всего работу в контрразведывательном подразделении Х-2 резидентуры УСС в Лондоне как весьма полезную и фактически определившую его дальнейшие пристрастия в контексте организации и ведения работы контрразведки. Дело в том, что сотрудники этого подразделения были единственными среди американских разведчиков, кого британцы допустили к секретам, почерпнутым из дешифрованной немецкой переписки благодаря вскрытию устройства шифровальной машины «Энигма» (операция «Ультра»).

Энглтона поразил факт жесточайшего соблюдения британцами режима секретности вокруг всего того, что касалось дешифрованной и обработанной информации, добытой в ходе данной операции. Так, например, его «привела в умиление» беспрецедентная щепетильность руководства британских спецслужб, санкционировавшего доступ к операции только тех лиц, которые были выходцами с Британских островов как минимум в третьем поколении.

Впрочем, симпатии Энглтона в отношении «старших товарищей» – коллег из британских спецслужб поубавились, когда были вскрыты факты «перехода на сторону Советов» «кембриджской пятерки» и его личного приятеля – авторитетного и высокопоставленного британского разведчика Кима Филби, как оказалось, долгие годы работавшего на СССР. Факт их дружбы между тем, известный многим руководителям американских спецслужб, никоим образом не сказался на карьере Энглтона.

Что касается работы в Италии в конце 40-х годов, то практический опыт Энглтона в этой стране как представителя американских спецслужб в основном свелся к «личному участию в борьбе с коммунизмом» путем подкупа избирателей и мобилизации различного рода местных мафиозных кланов (опять же за деньги) для организации противодействия весьма реальной на тот период опасности прихода к власти в Риме Итальянской коммунистической партии, чего, как известно, не случилось.

Вернувшись в Вашингтон, Энглтон некоторое время отвечал за связи с союзными разведывательными службами. Как указано в одном из официальных бюллетеней, он якобы курировал процессы организации и становления спецслужб Израиля, что, несомненно, является преувеличением, поскольку израильские спецслужбы уже тогда были достаточно искушенными, возникли и обрели серьезный боевой опыт раньше, чем оным стали обладать американцы со своим недавно образованным ЦРУ.

Энглтон, как и все члены «команды» учредителей политической разведки США, был патологическим антикоммунистом и русофобом, «склонным к разного рода авантюрам», что облегчало ему контакты с не менее «экстравагантными» представителями руководства ЦРУ вроде Виснера и, естественно, быстрое продвижение по службе. Некоторые исследователи работы разведок склонны полагать, что крайние антикоммунистические взгляды Энглтона объясняются влиянием его отца, в прошлом кавалерийского офицера, фанатичного приверженца идей Бенито Муссолини.

Изображение
Джеймс Энглтон более 20 лет возглавлял
контрразведку ЦРУ.

Фото с сайта www.cia.gov ВО ГЛАВЕ КОНТРРАЗВЕДКИ
1954 год в судьбе Энглтона стал эпохальным: по личной рекомендации влиятельного главы ЦРУ Аллена Даллеса он был назначен на пост руководителя контрразведки управления. Пользуясь покровительством как минимум шести на протяжении чуть более 20 лет сменявших друг друга руководителей ЦРУ, Энглтон чувствовал себя независимо и «довольно свободно». Как пишет один из его биографов, Энглтон явно страдал пристрастием к алкоголю (чего, кстати, ни от кого не скрывал!), избегал физических упражнений и вообще спорта, но якобы обладал феноменальной работоспособностью и «преданностью делу».

На новом для себя посту Энглтон развил бурную деятельность, стараясь поднять престиж контрразведывательного сегмента в ЦРУ на «должный уровень». Уже в первые годы его старания были расценены коллегами как «чрезмерные», однако они еще не выходили «за рамки приличий». Кардинальные изменения в службе главного цэрэушного контрразведчика и в работе управления в целом были положены в декабре 1961 года в связи с предательством члена резидентуры КГБ СССР в Хельсинки майора Анатолия Голицына и предложением им «своих услуг» американской разведке.

Через некоторое время после «доставки» предателя в Вашингтон к его допросам подключился лично Энглтон. Произведший на контактировавших с Голицыным в первые дни после его побега членов американских спецслужб впечатление как «субъект с завышенным самомнением и склонный к фантазированию», у Энглтона перебежчик вызвал о себе, скажем так, несколько иное мнение. Глава контрразведки пренебрег неутешительным диагнозом, который психиатры ЦРУ поставили Голицыну, и целиком углубился в «душещипательные беседы» с предателем и с непонятным для своих коллег «абсолютным доверием» воспринял практически все домыслы и фантазии отнюдь не высокопоставленного сотрудника советской госбезопасности.

ВСЕМИРНЫЙ ЗАГОВОР

«Признание» Голицыным того факта, что Советы проникли во все сферы жизнедеятельности США и их союзников, упало, что называется, на благодатную почву. Энглтон, увлекавшийся чтением опусов о спецоперациях ЧК–НКВД в 20–30-е годы, уже давно вынашивал мысль о всемирном коммунистическом заговоре и якобы сложной игре Москвы по запутыванию аналитиков американских спецслужб, в том числе относительно на деле не существующих ее разладов с Белградом, а затем с Пекином, якобы инспирированном путче Дубчека в Праге в 1968 году и др.

И все это якобы для того, чтобы усыпить бдительность Запада и направить его антисоветские усилия по ложному пути. К числу подозрений Энглтона в проведении «дьявольских коммунистических операций» было отнесено и убийство президента США Джона Кеннеди в 1963 году, а также другие многочисленные события на международной арене, не вписывающиеся в концепцию мироустройства вашингтонских элит.

Заявление Голицына о том, что Лубянкой внедрен в ЦРУ «крот», причем на одну из руководящих должностей, «подкрепленное» утверждением о его разведывательном псевдониме Саша, а также славянских корнях его фамилии, начинающейся на букву «К», побудило Энглтона и его подчиненных, а также представителей взаимодействующей главной американской контрразведывательной организации – ФБР развернуть беспрецедентную кампанию по проверке сотрудников разведуправления. Как результат, десятки офицеров ЦРУ попали под подозрение, были отозваны из-за границы, переведены на непрестижные должности либо уволены со службы. Некоторые даже попали под следствие и были подвергнуты допросам, причем «с пристрастием». Но… безрезультатно. Однако эта кампания, как ее позже оценили ветераны управления, по сути, «травли» прежде всего сотрудников так называемого советского подразделения ЦРУ, лишь привела к фактическому параличу его работы, включая даже отказ сотрудников от вербовки и «заманивания» граждан стран советского блока из боязни быть обвиненными впоследствии в «содействии внедрению вражеского агента в свои ряды».

Настоящей головной болью для Энглтона (и не только!) стало предательство зимой 1964 года и переход на сторону американцев еще одного сотрудника КГБ – Юрия Носенко. Предатель «сильно разочаровал» главного цэрэушного контрразведчика, убедительно обосновав «отсутствие необходимости у Советов» в устранении президента Кеннеди, а также предположение о том, что предыдущий перебежчик – Голицын – «и есть внедряемый «крот»! Носенко можно было, конечно, принять за провокатора, если бы не сданные им несколько сотен действующих и потенциальных агентов КГБ, десятки тайников и микрофонов в американском посольстве в Москве, а также фамилии многих сотен офицеров советской разведки и контрразведки. Тем не менее первые два аспекта изложенной Носенко информации не укладывались в разработанную Энглтоном схему. Он с жаром стал убеждать руководство ЦРУ и ФБР в том, что новый перебежчик является «реальным продуктом изощренной игры Советов», поэтому он должен быть расколот в обязательном порядке!

Энглтон своего добился: Носенко был заключен в тюрьму, где просидел почти четыре года, подвергаясь изощренным проверкам и допросам. Бывший директор ЦРУ Стэнфилд Тэрнер позже вспоминал: «Энглтон и его люди поставили себе целью психологически сломить этого человека». Но Носенко не раскололся, не смог подтвердить версию Энглтона и был выпущен на свободу, получив компенсацию в сумме 80 тыс. долл. В утешение сломленного морально и абсолютно больного предателя поставили на формальное довольствие в ЦРУ, хотя толку от него уже не было никакого!

Но такой поворот событий не мог пройти бесследно для инициатора «внутрицэрэушного террора», как сотрудники управления стали называть кампанию Энглтона по поиску «кротов». Действия главного контрразведчика ЦРУ с первых дней развязанной им кампании, указывает исследователь работы спецслужб Тим Вейнер, постепенно стали отравлять атмосферу в управлении и просто не могли не вызвать сначала оппозиционных настроений, а потом чего-то вроде мятежа. Опытные сотрудники открыто выражали свое возмущение тем, что Энглтон попросту парализовал работу «советского сегмента» разведки. Более того, его обвиняли в фактическом саботаже работы резидентов ЦРУ, вмешательстве в деятельность других федеральных спецслужб и даже союзных разведок. В отместку ряд ветеранов управления обвинили Энглтона в том, что он и является тем самым «кротом», которого безуспешно ищет подведомственная ему контрразведка!

Тогдашний директор ЦРУ Ричард Хелмс соглашался с тем, что Энглтон «зачастую чрезмерно одержим», но считал его «незаменимым» и оставил все жалобы на своего протеже без ответа. Как позже выяснилось, это объяснялось личной привязанностью Хелмса к главе своей контрразведывательной службы в знак признательности за «полученную в свой адрес похвалу от верхов» как следствие «вовремя» представленной в Белый дом информации в отношении развития ситуации на Ближнем Востоке накануне июньской войны 1967 года. Этот «точечный прогноз» был «организован» лично Энглтоном благодаря его тесным связям с руководством израильской разведки. При этом, подчеркивает Вейнер, руководителем ЦРУ абсолютно не принимались в расчет ни уже загубленные к этому времени карьеры, ни зачастую поломанные жизни многих сотрудников управления и инспирированный своими же контрразведчиками настоящий «внутриведомственный хаос».

ДОСЬЕ КОМПРОМАТОВ

В феврале 1972 года Хелмс уступил свое директорское место в ЦРУ Джеймсу Шлесинджеру. Недолго раздумывая, Энглтон рванул в кабинет нового шефа с солидным досье компроматов на целый ряд политических деятелей международного масштаба, подозреваемых лично шефом цэрэушной контрразведки в том, что они агенты советского КГБ.

В списке Энглтона было более 30 фамилий, в том числе: президент Финляндии Урхо Кекконен, британский премьер Гарольд Вильсон, шведский премьер Олаф Пальме, главы канадских правительств Лестер Пирсон и Пьер Трюдо, председатель западногерманской СДПГ Вилли Брандт, бывший посол США в СССР Аверелл Гарриман, исполнительный директор американской корпорации «Оксидентал Петролиум» Арманд Хаммер и даже советник по вопросам национальной безопасности США Генри Киссинджер!

И каков результат?

После семичасового заслушивания доказательств Энглтона новый директор ЦРУ, как позже он сам вспоминал, был «впечатлен услышанным», особенно «искренней убежденностью докладчика в правоте своих слов», но… хода этим делам все же не дал, а Энглтона оставил на прежней должности! Правда, через некоторое время он предостерег своего главного контрразведчика относительно «превышения полномочий», касающихся всплывших в СМИ случаев незаконного преследования американских борцов за гражданские права, в чем были замешены сотрудники ФБР и люди Энглтона. Речь шла о так называемой операции «Хаос», санкционированной еще в 1967 году президентом Линдоном Джонсоном в деле борьбы с антивоенным движением в США.

Тучи над Энглтоном начали сгущаться после назначения летом 1973 года Уильяма Колби, бывшего заместителя Шлесинджера, следующим директором ЦРУ. Новый шеф политической разведки, знакомый с «чудачествами» Энглтона не понаслышке и даже числившийся в его «списке «потенциальных агентов Кремля», уже давно пытался избавиться от главного контрразведчика управления, изрядно надоевшего всем оперативникам. Одно из первых распоряжений Колби касалось уменьшения численности управленческих контрразведчиков, что называется, «в разы» – до чуть более 40 человек (по другим данным – до 80). Наконец, в декабре 1974 года терпение Колби иссякло совсем, и он предложил Энглтону добровольно уволиться со службы с назначением ему в знак компенсации «повышенной пенсии». В качестве предлога для увольнения был выбран «железный аргумент» относительно необходимости нивелирования неизбежных негативных последствий для ЦРУ, связанных с грядущим обнародованием в СМИ фактов «ущемления контрразведкой управления во взаимодействии с ФБР гражданских прав рядовых американцев». Деваться было некуда, и Энглтон подал рапорт.

ВНУТРЕННЕЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

Назначенный вместо него Джордж Каларис провел внутреннее расследование деятельности предшественника, в ходе которого обнаружил доказательства неоднократного незаконного вскрытия почтовой переписки, значительное количество неучтенных документов, включая досье на американских граждан (более 300 тыс.!) и даже руководителей дружественной британской контрразведки, а также «просто вопиющие факты нарушений корпоративной этики», вплоть до подозрений в том, что «главный цэрэушный контрразведчик тайно формировал альтернативное ЦРУ»! Было сделано заключение о том, что «Энглтон является человеком развинченного и несвязного мышления, теории которого в применении к общественным делам, очевидно, не заслуживали серьезного рассмотрения». Бывший глава контрразведки ЦРУ попытался поинтриговать против своего преемника, но у него ничего не получилось, да и времени на борьбу не оставалось, пришлось уйти без помпы.

Между тем назревавший в последние год-два скандал, связанный с незаконными действиями американских спецслужб как внутри страны, так и за рубежом, обрел реальные очертания. Летом 1975 года сформированная в Сенате следственная комиссия, возглавляемая сенатором Фрэнком Черчем, начала свою работу. Энглтона, как в прошлом одного из крупных функционеров спецслужб, не могли обойти вниманием. На беседах с членами комиссии он вел себя довольно дерзко и даже вызывающе. В конце концов Энглтон напрямую обратился к представителю директора ЦРУ в Конгрессе Уолтеру Элдеру с заявлением о том, что у него есть подозрения относительно первопричин идеи и самого факта формирования комиссии Черча, которая «явно является продуктом заговора, инспирированного Кимом Филби по заданию советского КГБ, чтобы тем самым сокрушить меня лично и управление в целом!». В конце концов от пенсионера Энглтона отстали, и он с энтузиазмом окунулся в любимое хобби – выращивание орхидей, попутно, как указывает Тим Вейнер, распространяя мифы о своей успешной прежней деятельности.

Но у Энглтона помимо навязчивых идей о «всемирном коммунистическом заговоре» был еще один пунктик – публичное позиционирование себя в качестве одного из наследников Великой индейской цивилизации, в частности племени апачей. При этом он ссылался на свое кровное родство с апачами по линии матери – мексиканки с индейскими корнями. Об этом его «увлечении» знали не только в семье, но и коллеги, и даже руководство управления. Но имеющему твердую поддержку в верхах Энглтону до поры до времени все сходило с рук.

В последние годы жизни – а скончался он в 1987 году в возрасте 70 лет, – как позже вспоминала его жена, «заслуженный пенсионер» постоянно медитировал, вслух и в мыслях «возвращался в мир предков», настаивая на том, что перед кончиной ему «должны позволить уйти в лес, чтобы завершить жизненный путь, как это делали в свое время апачи».

Уже в 90-е годы, в ходе подготовки к празднованию 50-летнего юбилея ЦРУ, вспомнили и об Энглтоне. Примечательно, что, несмотря на многие, казалось бы, явно одиозные акции главного контрразведчика управления, связанные с параноидальными поисками предателей и повлекшие за собой негативные последствия как для многих сотрудников, так и для управления в целом, у него нашлось и достаточно защитников. Так, например, по мнению некоторых исследователей, именно отказ от тотальной слежки привел к провалам в работе контрразведки, в результате которых не были вовремя обнаружены советские агенты Олдрич Эймс и Роберт Ханссон, а также были допущены события 11 сентября 2001 года. Авторитетный специалист в области спецслужб Дэвид Уайз, в целом без особых симпатий относящийся к методам их работы, пытался в какой-то степени обелить Энглтона, утверждая, что сам по себе характер деятельности контрразведчика подразумевает «недоверие ко всем окружающим». А уж последующая невменяемость сотрудника есть следствие такой работы. Ничего не скажешь, обелил так обелил!

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Чт апр 25, 2019 11:04:11 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Эпизод из истории СВР
https://ria.ru/20190425/1553010116.html

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Сб май 18, 2019 20:35:02 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Разведка Японии против России
https://aftershock.news/?q=node/753096

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Сб май 18, 2019 20:36:31 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
phpBB [video]


Цитата:
Самурай особого назначения
Роман Ким — писатель, литературовед, ниндзя. Биографический очерк Александра Куланова


В серии "Жизнь замечательных людей" вышла книга о Романе Киме — это первая биография японоведа в истории ЖЗЛ. Но если бы только японоведа... Роман Николаевич Ким — еще и один из создателей жанра советского шпионского детектива, выдающийся литературовед, переводчик. А главное — настоящий советский... ниндзя. "Огонек" попросил автора книги представить нашим читателям своего героя
Александр Куланов

Вообще, когда речь идет о Романе Киме, с уверенностью можно утверждать лишь одно: 14 мая 1967 года этот человек скончался в Москве, был кремирован и похоронен на Ваганьковском кладбище. Все остальное в его жизни, как говорят ученые, дискуссионно — настолько, что автор книги в какой-то момент вынужден был встретиться с психиатром, дабы убедиться, что приключения его героя могут быть восприняты читателями не как фантазия воспаленного воображения и не как наглое вранье. Врач автора успокоил, но констатировал, что поверить в изложенное будет все-таки трудно, если исходить из того, что речь идет об одном человек, а не об отряде спецагентов. Оснований для такого утверждения хоть отбавляй. Судите сами.

Разведчик королевских кровей
По официальной версии, подкрепляемой пусть и не всегда абсолютно достоверными, но все же документами, Роман Николаевич Ким родился в 1899 году во Владивостоке в семье эмигрантов из Кореи. Сказать, что семья его была непростой, значит, не сказать ничего. Мать была родственницей убитой в 1895 году великой корейской королевы Мин — яростной сторонницы сближения с Россией. Убили ее японские националисты, которым курс королевы на Санкт-Петербург был сильно не по нраву, а уважения к монаршей династии соседнего государства они явно не испытывали, полностью полагаясь в решениях спорных вопросов на силу самурайского меча. Отец же Романа Николай Ким был человеком внешне сугубо мирным, но умным и расчетливым. Выполняя волю овдовевшего монарха, он не просто ушел с женой в русское Приморье, а прихватил с собой часть королевской казны, дабы создать с ее помощью базу корейского антияпонского подполья на российской земле. Став во Владивостоке уважаемым человеком, заводчиком, специализировавшимся на капитальном строительстве (основные заказы — от русского военного министерства и от японских учреждений и банков), папа Ким особенно сдружился с японской бизнес-элитой. Это здорово пригодилось ему после Русско-японской войны, когда он решил отправить в Японию своего сына Романа, чтобы тот на месте смог "узнать вражескую Японию" и стать живым оружием в борьбе против оккупантов. "Оружию" в тот год исполнилось 7 лет.
Роман Ким свою первую ответственную миссию чуть не провалил. По некоторым данным, отданный в Токио на воспитание в семью Сугиура Дзюго, "отца японского национализма" и наставника наследного принца, юный Ким влюбился в дочь своего учителя и "захотел стать японцем". Это в то самое время, когда корейская семья Романа оказалась во главе заговора, результатами которого стало убийство четырехкратного премьер-министра Японии, пожизненного тайного советника графа Ито Хиробуми и... окончательная потеря независимости Кореи, ставшей японской колонией. Ситуацию с запутавшимся в родинах сыном исправил Ким-старший. "Воспылав гневом", он приказал чаду вернуться во Владивосток, что тот и сделал, будучи воспитан на общих для японцев и корейцев конфуцианских заповедях почитания отца, где бы тот ни находился.
Вернувшийся в Россию бывший ученик японских правых очень быстро воспринял идеи российских левых и во время последовавшей революции симпатизировал кадетам. Адмирал Колчак, наоборот, демократов не жаловал и забрил свежеиспеченного выпускника Владивостокской гимназии в солдаты, а точнее, в разведчики — пригодилась билингвальность призывника. Служба у Колчака была короткой, подробностей на этот счет нет. Закончилась она одновременно с поступлением Кима в Восточный институт — ему светила карьера японоведа, но роман Романа с разведкой только начинался.
Спустя почти полвека начинающий советский писатель Юлиан Семенов рассказал, как однажды Роман Николаевич Ким — ветеран спецслужб и писатель-детективщик, чьи книги выходили едва ли не миллионными тиражами, рассказал ему историю своей работы во владивостокском подполье в паре с разведчиком из Москвы. Напарника звали Максимом Максимовичем, и он скрывался под "крышей" журналиста одной из белогвардейских газет. Так у Семенова появилась канва первого романа о приключениях Максима Исаева — будущего Штирлица, а Роман Ким, описанный с фотографической точностью, зажил на его страницах в образе Чена-Марейкиса.
Последовавшим после победы красных в Приморье переменам в судьбе своего бывшего связного удивился бы и сам Штирлиц. Роману Киму предложили остаться на кафедре Дальневосточного университета, который он успешно окончил в 1923 году и подавал серьезные надежды как исследователь японской культуры. Особенно тяготел к изучению современной ему литературы и даже впервые перевел на русский язык некоторые новеллы тогда еще совсем неизвестного у нас писателя Рюноскэ Акутагавы. Но остаться во Владивостоке Киму было не суждено: в качестве личного секретаря японского журналиста Отакэ он переезжает в Москву. Странная на первый взгляд метаморфоза имела веские резоны: Отакэ ехал в советскую столицу ради выполнения ответственного и сугубо секретного задания японского правительства — подготовить почву для открытия посольства Японии после установления дипломатических отношений (это случилось в 1925 году). А Роман Ким, которого Отакэ вытащил из японской военной жандармерии и, по сути, спас от расстрела во время "ночи охоты на корейцев" 5 апреля 1920 года, был рядом.
В Москве Ким после этой миссии не затерялся: несостоявшийся профессор Дальневосточного университета стал профессором Московского института востоковедения и преподавателем Военной академии, погрузился в литературные дела. В читательских кругах он вскоре получил известность как фактический соавтор нашумевшей книги популярного в те годы писателя Бориса Пильняка "Корни японского солнца". Формально Ким написал к книге лишь примечания, но оформлены они были как самостоятельное произведение, под собственным названием, и хотя само это название должно было подчеркнуть скромный вклад автора ("Ноги к змее", то есть то, что не нужно), его заметили как самостоятельную литературную величину. Стоит отметить: за полвека до первых голливудских экзерсисов на тему ниндзя советский контрразведчик и писатель стал первым из неяпонцев, кто написал о японском искусстве тайного шпионства. Написал вполне серьезно, с глубоким знанием теоретической базы и... используя личный опыт. Для Кима образца 1926 года ниндзюцу не "существовало", а "существует" традиция японской разведки, живет и процветает, но ни о каких черных балахонах и прыжках по потолку речь не идет, ибо Ким, хотя и обладал тонким чувством юмора, о своей работе тогда еще не шутил.
Работы было много, и она была разной. Следы профессора и литературоведа обнаруживались то на самой Лубянке, где с его приходом в Спецотдел товарища Бокия (мастерски описанного позже все тем же Семеновым) совпало раскрытие японского дипломатического кода, то в Севастополе, где другие тайные агенты ОГПУ (сколько же их было, этих агентов?) зафиксировали его в группе японских водолазов, пытавшихся поднять со дна морского клад времен Крымской войны (клад не нашли, но японская техника стала добычей ОГПУ), то в других городах Советского Союза, где тогда в изобилии встречались иностранные, в том числе японские, офицеры-стажеры. Но, конечно, больше всего работы было в Москве. Некоторые иностранные исследователи сегодня убеждены, что Роман Ким стоял тогда за многими акциями советской контрразведки, изменявшими не просто состояние отношений между Москвой и Токио, но и международную обстановку в целом. Пример тому — добыча сверхсекретных протоколов с совещания в кабинете японского посла в Москве, на котором обсуждалась возможность начала войны с СССР. На совещании присутствовали трое, протокол был составлен в единственном экземпляре, но его копия с приложенным переводом оказалась на столе у Сталина. В самый ответственный момент, когда война и в самом деле чуть не началась, содержание беседы оказалось опубликовано в "Известиях", посла отозвали, персонал посольства сменили, а Роман Николаевич получил повышение по службе, именной маузер, и когда через две недели после скандала у него родился сын, нарек его Виватом.

Заключенный на спецзадании

Фирменный автограф писателя: иероглифы "с почтением преподношу"

Была еще многократно описанная историками операция по дезинформации японского Генерального штаба, благодаря которой Токио до событий на Халхин-Голе не представлял себе реальные возможности своего главного военного противника на Дальнем Востоке. Да и сам Халхин-Гол, по мнению некоторых экспертов,— это победа не только Красной Армии, но и советской контрразведки. Версия о том, что командовавший в боях в Монголии 23-й японской дивизией (на нее пришлась основная тяжесть боев) генерал Комацубара был агентом ОГПУ-НКВД еще со времен своей службы в Москве в конце 1920-х годов, уже давно бродит по кабинетам историков. Был ли причастен к этому Ким? Чтобы привести все "за" и "против", одной статьи не хватит. Но о том, что на время конфликта в Монголии заключенный Ким отправился в загадочную спецкомандировку по личному приказанию Берии, упомянуть стоит.
Оставаясь заключенным, Ким раскодировал японские телеграммы, переводил секретные документы, оказался втянут в дело Тухачевского и даже убывал в командировки для выполнения "специального задания"
Да, к 1939 году Роман Николаевич уже два года как был заключенным. Точнее, подследственным. Арестованный в апреле 1937-го по обвинению в шпионаже в пользу Японии, он перенес пытки, пытался покончить с собой, но в конце концов вспомнил о ниндзюцу (другие арестованные японоведы подтвердили, что как минимум до ареста он продолжал интересоваться этим искусством и заказывал литературу по ниндзюцу из Токио). В тюрьме Ким применил технику "вывернутый мешок", и, когда в очередной раз от него потребовали признаний, он... "признался". Да как: и якобы не агент он вовсе японский, а полноправный резидент Генерального штаба! Но и этого мало: Ким огорошил следователя "признанием" в благородном происхождении — поведал, что является внебрачным сыном бывшего японского министра иностранных дел, окончил привилегированный колледж в Токио (это было правдой), где учились с ним сплошняком дети аристократов и влиятельных персон в нынешнем политическом бомонде Японии. Такого следователь не ожидал, рисковать не стал и срочно передал информацию о странном арестованном наркому Ежову. Тот доложил Сталину (соответствующий документ обнаружен в архиве). Записка Ежова, судя по всему, конвейер затормозила. Этого и добивался профессиональный ниндзя. Прошло три года: за это время сменились следователи, беспощадной косой срезало почти все советское японоведение, так что даже сверхсекретные и сверхсрочные документы некому было переводить, был расстрелян сам нарком Ежов, пришел в его кабинет другой, а Ким все сидел...
Сидел не зря: задача "высидеть — выжить" была выполнена. Полученные в итоге по приговору 25 лет мало что меняли: место отсидки осталось прежним — Внутренняя тюрьма НКВД, да и работа не сильно изменилась. Да, именно работа: Роман Николаевич, оставаясь заключенным, по-прежнему раскодировал японские телеграммы, переводил секретные документы, оказался втянут в дело Тухачевского и, как мы помним, в особо ответственные для Родины моменты убывал в командировки для выполнения "специального задания". Много лет назад бывший генерал НКВД Судоплатов, критикуя необоснованное, по его мнению, приписывание всех заслуг по предупреждению высшего руководства страны о готовящемся нападении Германии Рихарду Зорге, назвал три источника НКВД, поставлявших аналогичную информацию. По крайней мере от двух из них след тянется к Роману Киму.
Успехи были столь заметны, что Роману Николаевичу вышло послабление: он добился освобождения. Но не своего, а своей жены — в будущем известного японоведа Мариам Цын. Ее забрали через две недели после него как "члена семьи изменника родины" и отправили валить лес в Республику Коми. В 1943 году она вернулась домой стараниями мужа, который не покладая рук (сидевший в соседней камере профессор Конрад вспоминал, что ему мешала спать непрерывно тарахтевшая в соседней камере печатная машинка: это работал "знаменитый японовед Роман Ким") продолжал заниматься делом, ради которого его отправили в Японию три с лишним десятилетия назад.
Советско-японская война 1945 года поставила в этой истории первую точку. С ее началом Военная коллегия Верховного суда СССР опротестовала свой собственный приговор. Романа Николаевича, правда, тут же судили снова, но на этот раз за халатность. Первый приговор отменили, по второму дали восемь с половиной лет — ровно тот срок, который он уже отсидел, и выпустили на свободу под новый, 1946 год. А вскоре его догнала награда — медаль "За победу над Японией". Занятная деталь: отобранные при аресте орден Красной Звезды и знак "Почетного чекиста" Киму не вернули — их сдали на переплавку как серебряный лом. Поистине у каждой награды свой, особый вес...

Основоположник жанра

Книга Александра Куланова "Роман Ким" вышла в издательстве "Молодая гвардия"

До войны у Романа Кима вышла только одна собственная книга, помимо примечательных "Ног к змее": "Три дома напротив, соседних два". Непонятно, почему этого произведения нет в программе обучения современных японоведов, никто не написал о японской литературе первой половины ХХ века так точно, с таким знанием дела и с таким юмором. Впрочем, в 1947 году этих двух изданий, да еще пары рассказов и нескольких переводов хватило, чтобы избрать Романа Николаевича в Союз писателей СССР, где он сразу принялся бороться за создание и развитие жанра политического — "шпионского" советского детектива. Свою лепту внес почти сразу — в 1951 году вышла его первая повесть "Тетрадь, найденная в Сунчоне". Книга, написанная как бы о Корее, в которой собственно Кореи почти не было. Повествование в ней ведется от лица офицера японской разведки и с таким знанием дела, что новые и новые вопросы относительно личности автора возникают в голове изумленного читателя. Автор на это внимания не обращал и выпускал одну книгу за другой: "Девушка из Хиросимы", "Специальный агент", "Кто украл Пуннакана?", "Кобра под подушкой", "По прочтении сжечь". И в каждой есть что-то от подлинной биографии автора. Сам он непрерывно читал лекции, разъезжая по стране и убеждая в необходимости противостоять "джеймсбондовщине" собственными силами. Первым дал рекомендацию в Союз писателей никому не известным новичкам — Аркадию и Борису Стругацким. Сдружился с Юлианом Семеновым.
Полной собственной реабилитации Ким добился только в 1959 году, но еще до этого, с 1956 года, начал путешествовать по миру: побывал в Китае, Эфиопии, Финляндии, Дании, Египте, даже в США — впечатляющий список для бывшего политзаключенного, не правда ли?
В каждой поездке Роман Ким собирал материал для новых детективов, шаг за шагом подбираясь к самой странной книге в своей писательской библиографии. Она вышла в 1965-м и называлась "Школа призраков". Повесть действительно странная: написанная в форме писем курсанта загадочной разведывательно-диверсионной школы, обучающегося классическому, то есть японскому средневековому, и современному ниндзюцу. Автор снова рассказывал о своих "любимых" японских шпионах и опять — никаких выдумок, никаких заумных и псевдомистических красивостей. Ниндзя по Киму — лишь разведчики. В самом экзотическом случае — "самураи особого назначения". Эта книга (как и большинство других произведений Романа Николаевича) полна нестыковок, но все же именно она чаще других приковывает внимание исследователей — возможно, своей вызывающей странностью, отчетливым нарушением жанра, сухим, "бухгалтерским" стилем, которым изложена напряженная интрига. Повесть напичкана массой фактов о самых разных шпионских науках, многие из которых стали известны массам непосвященных людей только сегодня. Читая ее, трудно отделаться от ощущения: автор будто боится, что ему не дадут высказаться, а ускоренный, сбивчивый рассказ о разных уровнях политических интриг резко обрывается неожиданной развязкой.
В биографии самого Романа Кима эта развязка не наступила до сих пор. В каждом из произведений Кима содержится свой шифр, свое тайное послание, похоже, специально заложенное автором в расчете на то, что кто-нибудь из нас когда-нибудь его разгадает, что кто-то займется его тайной...


_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Вс май 19, 2019 13:06:57 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Сидите!СИДИТЕ!!! НЕ приветствуйте:))))
Помните фильм "Конец операции "Сатурн"?
В его основе "Загадка":
phpBB [video]

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Вс июн 16, 2019 9:17:54 
Не в сети
Law&Order

Зарегистрирован: Пт июл 11, 2008 9:40:18
Сообщения: 8212
Откуда: из расстрелочной....
Добрый день,Человечество,
Интересный и неожиданный взгляд на великолепный фильм:
https://agave-n-agave.livejournal.com/416871.html
Браво, Agave!

_________________
Должен, значит могу.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
 Заголовок сообщения: Re: Ссылки, книги, фильмы, статьи
СообщениеДобавлено: Пн июн 17, 2019 16:16:56 
Не в сети

Зарегистрирован: Ср сен 22, 2010 10:52:00
Сообщения: 589
Дочитал книгу "Деривация" А.Суконкина.
Интересное чтиво про Сирийский опыт и снайперскую тематику.
Не знаю насколько все достоверно, но мне понравилось :tab3:

_________________
понабирают студентов


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 134 ]  На страницу Пред.  1 ... 5, 6, 7, 8, 9

Часовой пояс: UTC + 3 часа



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB